Сергей Константинов "Месть Буратино"

  3 февраля 2009 | Категория: Разные рассказы |
Жизнь имеет в точности ту ценность, которой мы хотим ее наделить

ПРОЛОГ

Как вы помните, Буратино обнаружил дверь в кукольный театр за холстом в каморке папы Карло. Он был ужасно рад. Ежедневно в его театре проходило несколько представлений повествующих о его забавных приключениях. Буратино подкопил деньжат и купил небольшой домик на краю города, куда переехал со свом отцом.
Но театр не приносил больших доходов и желающих посмотреть его представление, с ка-ждым днем становилось все меньше. Они уже с трудом могли оплачивать жилье и лекарства для папы Карло. Буратино ударился в запой и был близок к самоубийству. И только отец вселял в Буратино надежду и веру в светлое будущее. И когда они почти снова скатились на дно нищеты, к ним на помощь пришел старый друг Пьеро. Он предложил разместить в театре казино. Это идея не казалась деревянному мальчишке хорошей, но у него не оставалось выбора. Заложив в ломбарде семейную реликвию, золотой ключик, Буратино переоборудовал театр под увеселительное заведение и приготовился засверлиться, если эта затея потерпит крах.
И вдруг выяснилось, что с появлением казино в жителях Фэри-лэнд тауна проснулось чувство азарта, а вместе с ним и жажда получить легкие деньги. Когда Буратино радовался доходу от кукольного театра, он и не подозревал, что денег может быть так много. Желающие поиграть в его казино стекались со всех краев волшебного государства. На его славе погрели руки и многие его друзья. Артемон, четырехлапый друг Буратино, создал собственную группировку, волкодавы. В основном они занимались тем, что отнимали деньги у пенсионеров и младших школьников. Мальвина открыла бутик женского белья, а Пьеро стал ведущим менеджером казино и Буратино честно делил с ним свой огромный доход.
Буратино переехал в престижный район города, где купил роскошный особняк с фонтаном в центре сада и подземным гаражом.
Вот пожалуй и все, из предыстории о новой жизни Буратино. С того момента как его вы-тесали из полена, прошло девять лет. Папа Карло постарел, но все так же любил своего дере-вянного сынишку. Буратино научил отца играть на компьютере, и они любили порезаться в квэйк. Они часто сидели по вечерам на веранде их замечательного дома и придавались воспо-минаниям о былых временах. Буратино не мог представить свою жизнь без папы Карло.


ГЛАВА 1. НИКТО НЕ ЖИВЕТ ВЕЧНО

Буратино много времени проводил в своем казино. Он любил смотреть на игру в бильярд, хотя сам тоже играл неплохо, используя вместо кия свой нос. А вот папа Карло играл просто изумительно и по праву считался одним из лучших игроков в городе. Вот и в этот вечер Бура-тино сидел на кожаном диване и, попивая пиво, наблюдал за игрой. Рядом сидел Пьеро, друг и партнер по бизнесу. На улице лил сильный дождь, крупные капли дождя барабанили по крышам и стенам домов, а в казино было сухо и тепло. Мягка музыка, располагала к неторопливой беседе.
Сегодня папа Карло играл с Чебурашкой. Оба были превосходными игроками, но явный перевес был на стороне большеухого. Очередь бить по шару дошла до Папы Карло. Он повер-нулся к Буратино:
- Это мой решающий удар, сынок.
- Давай папа, – с нежностью в голосе сказал Буратино, - ты выиграешь этого ушастика!
За соседним столом четыре бегемота играли в покер, бармен разговаривал с клиентом, а на сцене пела прекрасная снежинка. Все были по своему увлечены, поэтому никто не обратил внимание на двоих вошедших в зал. Оба были в черных куртках с поднятыми воротниками. Они встали в дверях и стали внимательно разглядывать публику в казино.
В это время, на смену снежинки, на сцену вышла Мэйси. У нее был ангельский голосок и обалденные ножки, и внимание всех было устремлено на сцену. Никто не заметил как в руках только, что вошедших появились пистолеты с глушителями. Мэйси пела песенку, в траве сидел кузнечик, и многие ей подпевали. Четыре глухих выстрела утонули в звонком голосе певички. И только когда папа Карло, с двумя дырками в боку и двумя в спине, повалился на бильярдный стол, все поняли, что произошло что-то ужасное.
Убийство в Фэри-лэнд тауне было большой редкостью, но все еще помнили смертельный ужас, который навел на них людоед убийца по имени Бармалей. Два года люди боялись выйти на улицу. Каждое утро начиналось с того, что в новостях объявляли о новых жертвах маньяка. Бармалей убивал с особой жестокостью, не жалея ни детей ни женщин. И даже, несмотря на то, что на поимку злодея была отправлена вся полиция города, поймать его удалось только после того, как он оставил за собой более двух сотен трупов. Закон волшебного государства запрещал смертную казнь и Бармалея посадили в Блэйдхауз, самую ужасную тюрьму во всем сказочном мире.

Буратино с таким увлечением наблюдал, как играет его отец, что сейчас он просто не ве-рил своим глазам. Минуту назад такой веселый и жизнерадостный папа Карло, сейчас лежал на полу с пулевыми ранениями. Следующая сцена напоминала стоп кадр. Музыка моментально оборвалась, Мэйси с открытым ртом замерла на сцене, бегемоты, все еще держа на весу карты, вылупив глаза, смотрели на папу Карло, бармен продолжал наливать виски в переполненный стакан. Первым пришел в себя Пьеро. Он спрыгнул с дивана и рванул за убийцами. Следующим очнулся от шока и метнулся к отцу Буратино. Ранения были серьезными. Две пули прошли навылет, а две другие застряли где-то между ребрами. Буратино опустился на колени и обнял умирающего отца.
- Папа, папа не умирай! - Голос Буратино дрожал, - кто это сделал папа!?
Папа Карло с трудом поднял голову. Он хотел что-то сказать, но хрипло закашлял и уро-нил голову на колени Буратино. Он был мертв. Чебурашка, до этого стоявший в стороне, нерв-но задергал большими ушами. Сзади Пьеро положил руку на плечо Буратино.
- Держись друг. Двое киллеров уехали на желтом фургоне с эмблемой трех поросят, - хму-ро проговорил Пьеро.
Буратино закрыл глаза. Как это было ни странно, из его глаз текли настоящие слезы. Он медленно поднялся.
- Я отомщу за тебя…папа.


ГЛАВА 2. КАПКАН ДЛЯ САТАНЫ

Казалось, что в эту ночь все четыре стихии объединились вместе, чтобы показать свое господство над жалкими человечками. Ураганный ветер вырывал с корнями деревья и швырял их во все стороны. Страшный ливень падал с неба сплошной стеной. А на кладбище творилось что-то ужасное. Землю размыло водой и по ней плавали могильные кресты и гробы, всплывшие на поверхность. Луна, изредка выглядывающая из-за рваных туч, создавала чудовищные тени. И только двое медленно брели по кладбищенской дороге. Земля пенилась под их босыми ногами. Луна на мгновение показалась на небе, осветив путников призрачным светом. Кот Базилио и лиса Алиса морщились от порывов сырого ветра. Они носили все те же драные шмотки, что и раньше. Базилио шел, опираясь на костыль. Холодный дождь лил на его лысеющую голову и стекал по грязной шерсти. Алиса тоже выглядела не лучше. В рваной куртке и с отгрызенным ухом она походила на средневековую ведьму. Двое дошли до середины кладбища, когда Алиса обернулась и заметила тени напоминающие огромных собак. Она с ужасом вцепилась в руку Базилио.
- Ты что! – Хрипло вскрикнул он, - совсем двинулась, и так нервы ни к черту!
- Посмотри, там сзади кто-то есть,- со страхом прошептала Алиса.
Базилио обернулся. Луна уже успела спрятаться за тучу.
- Успокойся, там никого нет, - проворчал он, - сейчас доберемся вон того замка и спросим ночлег.
Они продолжили идти. Ноги вязли в липкой земле. Лиса нервно оборачивалась через каждый шаг и вдруг испуганно взвизгнула.
- Ну что там опять, - Базилио оглянулся и тут он тоже увидел их. Несколько темных силу-этов, притаившихся за надгробными плитами метрах в пятидесяти от них.
- Это всего лиж добрые, бродячие собачки, - срывающимся голосом проговорил Базилио, - пойдем быстрее.
Дождь немного успокоился, а ветер все так же дул и казалось, что это стоны мертвецов вернувшихся отомстить за свою смерть. Алиса и Базилио ускорили шаг, но таинственные пре-следователи неотступно следовали за ними. Тут уж нервы у Алисы не выдержали и, она побе-жала. Базилио тоже хотел бежать, но споткнулся о выкороченую из земли корягу и упал, рас-пластавшись в луже.
- Алиса подожди, - жалобно вскрикнул он.
Базилио хотел подняться, но поскользнулся и снова плюхнулся в грязь. Алиса останови-лась и сделала шаг в сторону друга, но в этот момент нечто большое и мохнатое выпрыгнуло из за могильной плиты и приземлилось у ног кота. Алиса в ужасе бросилась бежать. Она спотыкалась, падала, вставала и снова бежала. Когда лиса выбежала за ворота кладбища, в ее ушах еще звенел предсмертный вопль кота Базилио. Она продолжала бежать пока дорога не пошла круто вверх. Вспышка молнии разрезала ночное небо, осветив мрачное строение на вершине горы.

Бармалей сидел на бетонном полу, прислонившись к стене в своей камере, в верхней части башни блэйдхауза. По стенам ползали огромные тараканы, капли дождя проникали через решетку маленького окошка и стекали по исцарапанным стенам. Пол был покрыт толстым слоем грязи. В камере не было ничего кроме железной койки и пожелтевшего унитаза.
Бармалей сидел, склонив голову, и слушал. Наконец он услышал то, чего ждал. Вопль че-ловека, которого раздирают на части. Каждую ночь он с наслаждением слушал крики, доно-сившиеся с кладбища и каждый раз зловещая улыбка, появлялась на его лице. Он знал, что это оборотни нашли себе очередную жертву.
Эти вопли напомнили ему тот последний день на свободе. В ту ночь, он решил отомстить своему старому врагу Айболиту. Никогда Бармалей не простит ему, что тот увез его из Африки и заставил торговать пряниками и калачами. Долгое время он подбирался к доктору, прячась в канализации и подвалах. Что бы его никто не мог найти, Бармалей жил в берлоге медведя, ко-торого сам же и убил, сделав из его шкуры коврик для ног. Заточив лезвие своего сорокасанти-метрового ножа, он вышел в промозглую ночь, и направился к Айболиту. Пройдя три километ-ра по лесу, он вышел на дорогу, ведущую в город.
Когда Бармалей дошел до дома Айболита, время уже перевалило за полночь. Это был не-большой двух этажный домик с черепицей на крыше. Несмотря на поздний час, в окнах еще горел свет. Наверно лечит зверушек, хищно улыбнувшись, подумал Бармалей. Он подошел к двери и постучал. Бармалей достал нож и погладил острое как бритва лезвие. Спустя минуту он услышал топот ног и, дверь отворилась. Выпучив глаза, снизу на него смотрела хрюшка Айболита.
- Привет,- с улыбкой протянул Бармалей.
Хрюшка тяжело выдохнула. Бармалей рубанул сверху ножом…
Отпихнув ногой дико визжащую свинью, Бармалей вошел в дом. Услышав крики, по лестнице спускался Айболит. Увидев Бармалея и судорожно дергающуюся в углу хрюшку, он застыл на нижней ступеньке.
- Вот и свиделись Айболит, - медленно и со злостью произнес Бармалей.
- Что, чт… то тебе н надо? - Заикаясь, выдавил доктор.
- Ничего кроме мести, - Бармалей сделал небольшую паузу, - я тут кое-что приготовил для тебя.
Он достал хирургический скальпель. Айболит побелел как гипсовая статуя. Он хотел бе-жать, но страх парализовал его.
- А знаешь док, - задумчиво произнес Бармалей, - я ведь тоже, в какой то степени доктор, - он помахал в воздухе скальпелем.
Айболит ногтями врезался в перила лестницы.
- Лечу мир, от слабых и беспомощных, - холодно продолжил Бармалей.
В этот момент на улице послышались завывания полицейской сирены. Бармалей повернул голову и посмотрел через окно на улицу.
- Сдавайся Бармалей! Дом окружен! – Прогромыхало снаружи.
Бармалей ухмыльнулся:
- Я никогда не сдамся.
Он отбросил скальпель и покрепче сжал рукоятку ножа.
- Пришло время платить по счетам доктор, - нетерпеливо бросил Бармалей.
Он двинулся вперед и занес нож над головой Айболита, который все так же неподвижно стоял на лестнице. В этот момент в дом ворвалась группа захвата, защелкали затворы ружей. Бармалей почувствовал, как его спина наполняется свинцом. Ударной силой его бросило вперед на Айболита. На лету он взмахнул ножом. Бармалей перекувыркнулся через перила и сполз на пол. В глазах потемнело. И когда к его носу подкатилась голова Айболита, он понял что отомстил.
Очнувшись, он нашел себя лежащим на бетонном полу, в башне блэйдхауза. Бармалей презрительно ухмыльнулся. Не зря в тот вечер он надел пуленепробиваемый жилет. Он ненавидел этот город, этих недосуществ. Плюшевых зайчиков и говорящих хрюшек. Он мечтал убить их всех.

- Эй приятель, закурить не найдется? – Этот голос прервал его воспоминания.
Бармалей поднял голову, удивленно уставившись на карлика, неизвестно откуда появив-шегося в его камере. Это существо было ростом с пятилетнего ребенка, с маленькими желтыми глазками и козлиной бородкой. Он был одет в малиновый пиджачок.
- Ты кто!? – Удивленно воскликнул Бармалей.
Я? – карлик почесал лысую голову с двумя торчащими оттуда рожками, - синяя борода, так меня звали при жизни. А после загробной карьеры я дослужился до главного помощника самого сатаны, - чертик многозначительно опустил указательный палец вниз.
Он замолчал, что бы дать Бармалею время переварить полученную информацию.
- Вот он то и послал меня к тебе, - продолжил карлик, - тут такое дело, сатана продал Чи-чикову партию из тысячи душ, а тут как назло нагрянула ревизия. Ну ты понимаешь, там, - чер-тик снова ткнул пальцем вниз,- за каждую душу нас дерут по страшному. А такой большой не-дочет грозит сатане, да и мне тоже, - чертик поморщился, - лишением служебного положения. Короче, если недостачу обнаружат, нас будут вечность варить в кипящем масле,- с тяжелым вздохом закончил карлик.
- Ну,- хмуро выдавил Бармалей.
- Ну так вот в чем собственно дело, - более бодро продолжил чертик, - до ревизии осталось совсем ничего, вот меня и послали найти того, кто сможет восполнить недостаток жмуриков. Я тут зашел к Франкенштейну, Дракуле они конечно ребята горячие, но толку от них мало, один понт. И я уж совсем отчаялся, когда мне шепнули про тебя. Убивать говорят, ты умеешь.
Бармалей поднялся на ноги и оперся спиной к стене. Теперь карлик доставал ему только до пояса.
- Так ты хочешь, чтобы я укокошил тысячу человек? – Пристально разглядывая чертика, спросил Бармалей.
- Именно! – Карлик утвердительно закивал головой, - и за это сатана, - он ткнул пальцем в пол, - дарует тебе свободу и вечную жизнь.
Бармалей сплюнул и сделал глубокий вдох.
- А если я не справлюсь?
- Если ты не успеешь, - чертик грустно покачал головой, - тебя ждет тоже что и нас. Веч-ность в кипящем масле, или гудроне, можешь выбрать, - попытался пошутить карлик. Но по тому, как он нервно сглотнул, было видно, что он сильно волнуется.
- Сколько у меня будет времени? - Спокойно спросил Бармалей.
- До проверки остался один день, - быстро проговорил Карлик.
- Один день!? – Воскликнул Бармалей, - о чем вы раньше думали болваны!?
Чертик обижено опустил глаза.
- Если бы не наши надежные источники информации, мы вообще бы не узнали об этой проверке. Хотя конечно ты можешь отказаться. Вижу, - карлик презрительно обвел взглядом камеру, - тебе здесь вполне уютно. Конечно не номер люкс, зато какой вид из окна.
Он привстал на носочки что бы посмотреть на кладбище за окном.
- Почему бы тебе самому этим не заняться? – Хмуро поинтересовался Бармалей.
- Что ты, - устало произнес чертик, - у меня нет прав на убийство. Так что решай скорее!
Бармалей несколько секунд постоял, глядя куда-то в пустоту, потом перевел взгляд на карлика и посмотрел прямо в его маленькие, желтые глазки.
- Согласен! Я укокошу тысячу человек! – Твердо заявил Бармалей.
Лицо чертенка расплылось в довольной улыбке.
- Я знал, ты не подведешь!
С этими словами замок в двери, ведущей из камеры, клацнул и, она отварилась.
- И еще, - карлик щелкнул пальцем и, у него в руке появилась палочка, размером с мили-цейский жезл, - чтобы тебе было легче работать, наша фирма решила предоставить тебе это универсальное оружие.
- Вы что, хотите чтобы я в цирке работал? – Усмехнулся Бармалей.
Чертик укоризненно качнул головой. Он махнул рукой и на месте палочки появился авто-мат Торопышкина.
- Ух ты! – удивился Бармалей.
- Палочка превращалочка, способна по твоему желанию превращаться в любое известное тебе оружие. Гарантия два года, - скороговоркой проговорил карлик.
Чертик еще раз взмахнул рукой, вернув палочке прежний вид и протянул ее Бармалею.
- А теперь иди и убивай. Ты можешь узнать количество своих жертв, набрав со своего мо-бильного телефона - звездочка три шестерки решетка.
Бармалей взял оружие и не оборачиваясь вышел из камеры. Чертик еще несколько секунд постоял, задумчиво глядя ему вслед, потом вспыхнул свет и он исчез.


ГЛАВА 3. ЗЛОЙ ГЕНИЙ

Тусклого света висящей под потолком лампочки едва хватало, чтобы осветить операционный стол в центре небольшой комнаты, покрытый множеством порезов оставленных тщательно поработавшим здесь хирургом. Окон в помещении не было, и затхлый воздух противно оседал в легких. Сверху доносился гул дождя.
Из тени выскользнула фигура высокого, худощавого человека в докторском халате. В руках он держал стеклянную банку, заполненную какой то кишащей, омерзительной и бесформенной массой.
Желто коричневое с горбатым носом и опаленными бровями лицо Дуремара напоминало высушенный банан. Старые, роговые очки едва держались, зацепившись за оттопыренные уши профессора. Дуремар стоял с банкой извивающихся пиявок. Как любящая мать смотрит на сво-его новорожденного ребенка, так он любовался их слизистыми, пупырчатыми телами. Профес-сор сунул сморщенные пальцы в банку и вытащил от туда несколько пиявок. Бережно положив их на операционный стол, Дуремар достал из кармана халата диктофон.
- Четвертое Июля, двадцать три часа, десять минут. Мне, наконец, удалось выделить ген агрессии из цитоплазмы грузинского таракана. Сейчас я попытаюсь ввести этот ген пиявке.
Дуремар остановил запись и снова исчез в тени. Через минуту он вернулся со шприцом, заполненным зеленоватой жидкостью. Пиявки, извиваясь как червяки на крючке, расползались по столу. Выбрав самую жирную пиявку, Дуремар осторожно придавил ее пальцем.
- Сейчас будет немного больно, - извиняющимся тоном сказал Дуремар, обращаясь к пи-явке.
Профессор ввел содержимое шприца пиявке и снова достал диктофон.
- Четвертое Июля, двадцать три часа, пятнадцать минут. Наблюдаю реакцию червя на но-вый ген.
Тем временем пиявка затихла и не подавала признаков жизни.
- Идет стадия метафазы, хромосомы клеток адаптируются к новому гену.
Через минуту пиявка ожила, но двигалась уже как-то вяло.
- Пошел мейоз.
У пиявки начали появляться усики похожие на маленькие лапки. Она увеличивалась в размерах, и уже отчетливо прорисовывался позвоночник.
- Да! Да! Дуремар больше не мог сдерживать дрожь от возбуждения охватившую все его тело. Капли пота катились по спине. Он даже оперся рукой о стол, потому что ноги его уже не держали.
Пиявка, если теперь можно ее так называть, каталась по столу, судорожно хватая воздух своими новыми конечностями.
- Эпоха человечества подходит к концу, - диктофон дрожал в его руках, - я создам новый мир! Мир, которым будут править пиявки! – Речь Дуремара захлебнулась истерическим хохо-том.


ГЛАВА 4. СЛИШКОМ ЖАДНЫЙ, ЧТОБЫ УМЕРЕТЬ

Красный Феррари остановился на парковке перед зданием бизнес центра. Буратино вылез из машины и прищуриваясь от яркого солнца, посмотрел на высоченное здание из стекла и бетона. Здесь на сорок шестом этаже размещался офис агентства недвижимости “три поросенка”. Буратино всю ночь проплакал у гроба отца и сейчас был полон решимости отомстить.
- Если сейчас разберемся с этим уродом, - произнес Пьеро вылезающий следом за Бурати-но, - можно будет сходить после обеда посмотреть футбольный матч.
Буратино кивнул и направился к входу в бизнес центр. Они поднялись по мраморным ступенькам, толкнули стеклянную дверь и вошли внутрь. Вдоль стен просторного холла, стояло несколько мягких диванов чередующихся с журнальными столиками. На одном таком диванчике сидела горилла в свитере и со скучающим видом перелистывала страницы журнала. Видимо это был охранник. Не обращая на него никакого внимания, Пьеро и Буратино направились к лифту.
- Эй, подождите! – обезьяна кинула журнал на стол и быстро пошла к ним, - ваши пропус-ка!
Буратино с самого начала достал свой пистолет и поэтому когда услышал сзади прибли-жающиеся шаги, резко развернулся и сунул ствол в морду охраннику.
- Вот мой пропуск! И если ты не заткнешься, я покажу как он работает! - Рявкнул Бурати-но.
Охранник опешил от удивления. Не дожидаясь дальнейших действий обезьяны, Буратино ударил его рукояткой пистолета по голове. Обезьяна без чувств свалилась на пол.

Наф-наф был в своем кабинете, отделанном в европейском стиле. На столе из красного дерева стоял компьютер. На стенах висели дорогие картины и график доходов фирмы, кривая которого стремительно шла вверх. Свинья сидела на углу стола и разговаривала по мобильнику. Хрюкнув напоследок в телефонную трубку, Наф-наф довольно потер руки. Он только что заключил сделку на десять миллионов долларов. Нажав кнопку селектора, он связался с секретаршей:
- Дорогуша, принеси мне кофе и что ни будь вкусненькое, - распорядился поросенок.
Через минуту в дверь постучали. Он уже представил, как смакует кофе с булочками.
- Заходи Любочка, - ласково прохрюкал Наф-наф.
Дверь резко распахнулась, с грохотом ударившись о стену. Вместо секретарши, на пороге стояли два грозного вида типа. Тот, что был с длинным носом, быстро подошел к нему и со всего размаху врезал в пятак. От удара Наф-наф перелетел через стол и грузно свалился около стены.
- Охрана! – Дико завизжал он.
Буратино подошел к поросенку и схватив за галстук, дернул к себе.
- Заткнись свинья, охрана тебе не поможет! – Процедил он сквозь зубы.
- Давай пристрелим его и пойдем, - сказал Пьеро, доставая магнум.
Лицо Наф-нафа из розового превратилось в пурпурно-красное.
- Вы кто? – Жалобно захрюкал поросенок.
Пьеро поднял со стола монитор.
- Отойди Буратино, я ему сейчас башку проломлю, - нетерпеливо крикнул Пьеро.
- Расслабься, убить мы его всегда успеем, - резко осадил того Буратино.
Явно раздосадованный Пьеро, с грохотом опустил монитор обратно на стол. Буратино на-гнулся к скрюченному на полу Наф-нафу и ткнул ему пальцем в пятачок.
- Слышь ты, свинья, зачем ты заказал моего отца? - Гневно прошептал Буратино.
- Что? О чем вы говорите? Я не понимаю! Я никого не заказывал! Это недоразумение! – быстро затараторил поросенок. Он попытался подняться, но Буратино ударом кулака уложил его обратно.
- Лежи, не рыпайся, - гневно рявкнул Буратино. – Как тогда ты объяснишь, что киллеры разъезжали на фургоне с эмблемой твоей фирмы?
Наф-наф непонимающе уставился на него.
- Мы не размещаем рекламу на своем транспорте, - недоуменно пробормотал поросенок.
Сбитый с толку Буратино оглянулся на Пьеро, который нервно жевал нижнюю губу.
- Мы это проверим, свинья, - с нажимом на последнее слово, произнес Буратино, снова повернувшись к Наф-нафу.
В этот момент сзади послышалось шарканье ног. Буратино глянул через плечо. Тяжело оперевшись на косяк, с огромной шишкой на голове, там стояла горилла – охранник.
- Как вы бос? – тяжело дыша, спросила обезьяна.
- Меня подставили! – Уже уверенно крикнул Наф-наф.
Буратино встал.
- Ладно, свинья, мы уходим. Но если ты хоть как-то замешан в этом деле, - Буратино с та-кой злобой посмотрел на поросенка, что тот съежился от страха, - молись, чтобы ты умер рань-ше, чем мы вернемся.
Буратино повернулся к двери, где горилла - охранник быстро отшатнулся от прохода.
- Пойдем Пьеро, нам больше нечего делать в этом свинарнике.


ГЛАВА 5. НУЛЕВОЙ ОТСЧЕТ

Бармалей сидел за столиком кафе и, не спеша пил кофе. День шел к времени, когда чопор-ные англичане делают перерыв на ленч и вторую чашечку чая. Сердито ревя, по дороге сновали автомобили. Изнуренные июльским пеклом пешеходы вяло передвигали ноги, тупо уставившись в землю и молясь за здравие кондиционеров. За окном завыла сирена и по запруженной улице промчалась полицейская машина. Бармалей улыбнулся. Ему было приятно ощущение свободы. Он завидовал людям, которые могли вот так запросто гулять по городу, ходить в кино или сидеть на лавочке в сквере. С двенадцати лет он был вынужден скрываться, убегать и прятаться. Все началось еще во времена его отрочества. События тех дней преследовали его в самых страшных кошмарах, заставлявших вскакивать ночью в холодном поту.
Когда Бармалей был обыкновенным подростком он жил в Африке. Жизнь на этом конти-ненте очень опасна и, выжить можно, только опираясь на плечо своих друзей. Друзей, которые в любой момент могут прийти к тебе на помощь. Потерять друга в Африке, равносильно потери руки или ноги. Для Бармалея таким другом был динозаврик Йоко. Они всегда были рядом. Спали по очереди, чтобы ночь не могла застать их врасплох, и делили между собой последний кусок хлеба. Но однажды, проснувшись утром, Бармалей не нашел Йоко. Он решил, что тот пошел к ручью и последовал за ним. Но то, что он увидел на лесной полянке, перевернуло всю его жизнь. Четверо туземцев насадили динозаврика Йоко на вертело и хихикая, равномерно прожаривали на костре. Йоко был еще жив, он смотрел на Бармалея такими грустными глазами, словно хотел сказать, - извини, что так все вышло. Не контролируя свои действия, Бармалей выскочил на середину поляны ревя, как раненый лев. Выхватив из рук оторопевшего туземца сорокасантиметровый нож, которым тот нарезал морковку для приправы, он жестоко убил всех туземцев, разрубив их на куски. С тех пор он не мог утолить свою жажду насилия, ото дня в день, убивая всех без разбора.

Бармалей допил кофе и поставил чашку на стол. Вытянув ноги, он откинулся на спинку стула. Это была его лучшая чашка кофе за последние десять лет и пожалуй единственная. Бар-малей посмотрел через окно на площадку перед стадионом. Там стояло несколько автобусов, в которых приехали многочисленные болельщики. Те, кому не удалось попасть на финальный матч, сидели на траве и смотрели игру на огромном экране установленном перед стадионом. Матч завершился пять минут назад и со стадиона уже вытекали разъяренные фанаты проиграв-шей команды. Колокольчик над дверью кафе, мелодичным звоном поприветствовал нового по-сетителя. Упитанный человек в потертом костюме, немного помявшись у двери, подошел к столику Бармалея.
- Вот это была игра! – Восторженно заявил толстяк, отодвигая стул и присаживаясь рядом. – Вы видели, как мы порвали этих лузеров во втором тайме!?
Бармалей с невозмутимым видом продолжал смотреть в сторону стадиона. Болельщики залезали в автобусы, начиная раскачивать их из нутрии. Многочисленные фанаты толкались на парковке.
- Пива, для меня и моего нового друга, - скомандовал официантке толстяк.
Фанаты противоборствующей команды высыпали из стадиона и с улюлюканьем стали швырять в автобусы с болельщиками всем, что находили в карманах.
- Подумать только, мы ведь теперь в евро лиге! - Он прервался только на секунду, чтобы схватить кружку пива, поставленную на стол официанткой, - а ты видел, как Петрушкин обо-шел всех с фланга, пас на форварда и ГОООЛ! – Он жадно отхлебнул пива, - а помнишь, когда возле наших ворот началась свалка…
Поток людей идущих со стадиона становился все больше. Это был самый важный момент для Бармалея и жужжание этого парня мешало ему сосредоточиться. Бармалей перевел взгляд на толстяка, который взахлеб продолжал делиться своими впечатлениями, широко размахивая рукой с кружкой пива.
- Слышь ты урод, - в пол голоса прервал его Бармалей, - Вали отсюда, пока я твои кишки на кружку не намотал.
Рука толстяка так и застыла где-то над головой. В течение нескольких секунд, Бармалей испепеляющее смотрел на него из под козырька кепки. После этого толстяк вскочил как ошпа-ренный и стремительно вылетел из кафе, прихватив с собой кружку.
Бармалей переключил свое внимание на стадион. Он должен выбрать самый подходящий момент, что бы как можно больше народу захлопнуть в своей ловушке. Когда первый автобус начал медленно продвигаться через окружившую его со всех сторон толпу, Бармалей поднял сотовый телефон, который все это время сжимал в левой руке. На секунду задумавшись, он на-брал четырнадцатизначный номер. Изображение на экранчике давало понять, что идет установка связи. Бармалей кинул мятую банкноту официанту и вышел из кафе. Он пошел в сторону торговых рядов удаляющихся от стадиона. Сзади слышались крики фанатов, скандирующих язвительные стишки. Бармалей успел дойти до первых магазинов, когда воздух содрогнулся от грандиозного взрыва. Взорвался автобус с футбольными болельщиками. В Кафе, из которого вышел Бармалей, вышибло все стекла, и шторм осколков засыпал оторопевших посетителей. Площадь перед стадионом превратилась в огненное море, в котором утонули сотни болельщиков. Взрывчатка СИ-4, найденная Бармалеем в его надежных закромах, еще никогда не подводила. Детанируемая через спутник и активируемая по звонку, работала как швейцарские часы - точно и надежно.
Бармалей набрал с сотового телефона звездочка три шестерки решетка и поднес трубку к уху.
- Ваш баланс составляет шестьсот девяносто шесть трупов, - сообщил нежный женский голос.

Автобус, охваченный пламенем, продолжал по инерции выезжать на дорогу. Емеля одной рукой крутил руль своего новенького лексуса, другой обнимал свою подругу. Мощная акустика выдавала модные ритмы. Стрелка спидометра балансировала между ста сорока и ста пятидесяти километрами в час. На заднем сиденье в ведре бултыхалась волшебная щука, печально поглядывающая из мутной воды. Запиликал сотовый телефон.
- Алло, - наигранно протянул Емеля, - да здорово чувак… Да нормально все, сам как? ... Еду с телкой в клуб… ага… Давай подтягивайся, оттопыримся вместе. Ну лана давай, увидим-ся.
Емеля наклонился, что бы положить телефон и в этот момент он услышал пронзительный визг своей подружки. Последнее что он увидел, был стремительно приближающийся горящий автобус.

Новый взрыв послал вибрацию по земле.
- Пиии, пополнение счета, - сказал женский голос в трубке. Ваш баланс составляет шесть-сот девяносто восемь трупов.
Бармалей сунул телефон в карман и продолжил идти по длинной улице, по обе стороны которой красовались разнообразные бутики и модные магазины. Бармалею постоянно приходилось уклоняться от толп любопытных бегущих в сторону стадиона.
Интуиция, выработанная у него за долгие годы, предупредила об опасности. Бармалей ог-лянулся. Несколько милиционеров бежали к нему, размахивая резиновыми дубинками. Немно-го в стороне скакал толстяк из кафе.
Вот дерьмо, подумал Бармалей, не надо было светиться. Только сейчас он заметил огром-ные плакаты с его фотографией под надписью – “разыскивается”, висящие вдоль всей улицы. Бармалей хотел бежать вперед, но вовремя заметил, что там уже готова засада. Он стоял и как загнанный зверь озирался по сторонам.
- Опять в тюрьму, - думал он про себя, - ну уж нет. В этот раз он без боя не сдастся!
Поэтому он просто рванул на себя дверь ближайшего магазина и зашел внутрь.

Буратино и Пьеро вкатили в ворота огромного особняка.
- Ничего себе! – Присвистнул Пьеро, - шикарную дачу отгрохал себе Барабас.
Шины Феррари тихо шуршали по грунтовой дороге ведущей к дому.
- Я слышал, - сказал Пьеро, разглядывая проплывающий за стеклом бассейн, - после того как ты турнул Карабаса с рынка театрального бизнеса, он занялся наркотиками?
- Так и есть, - кивнул Буратино.
Машина остановилась возле крыльца.
- Слышишь? - В пол голоса спросил Буратино.
Пьеро прислушался.
- Слышу крики позади дома.
Они вылезли из машины, и пошли вокруг строения. На заднем дворе им предстала инте-ресная картина: Человек шесть лежало на земле, положив руки на затылок, а между ними ходи-ли люди в камуфляже и с автоматами. Немного в стороне лежал мужик с длинной бородой, об-мотанной вокруг бампера джипа. По разодранной одежде и синякам на лице, было видно, что ему уже хорошо досталось.
- Буратино! - К ним подбежал пудель с автоматом, перекинутым через плечо.
- Вижу, развлекаешься. - Ухмыльнулся Буратино, пожимая руку Артемону. – Спасибо что согласился помочь со своей бандой.
- Я привык отрабатывать свой гонорар, - оскалился пудель.
- Рассказывай, - серьезно сказал Буратино, шагая вперед.
- Да в общем пока ничего, - уныло произнес пес, - молчит гад.
Буратино дошел до джипа и остановился, с интересом разглядывая бородатого мужика.
- Ну что Барабас, - Буратино пнул ногой лежачего мужчину, - поговорим на чистоту?
Карабас-Барабас устало поднял опухшие веки.
- А, это ты, голова с опилками, - хрипло откликнулся бородач.
- Выбирай выражения! – Свирепо предупредил Пьеро.
- Ты заказал убийство моего отца, и даже не пытайся это отрицать! – Тоном, не терпящим возражения, сказал Буратино.
Барабас собрался с силами и плюнул в деревянного мальчишку.
- Твой отец был жалким ничтожеством, я рад, что нашлись люди, отправившие его на тот свет, - дерзко произнес Карабас-Барабас.
- Не смей оскорблять моего отца! - Завизжал Буратино.
Он с силой ударил Карабаса ботинком по лицу. Барабас стукнулся затылком о бампер и уронил голову на грудь.
- Вот та же канитель уже два часа, - пробурчал Артемон. - Мы его по двору за джипом протянули, а он все огрызается.
- Ничего, - задумчиво протянул Буратино.
В этот момент у него зазвонил телефон. После минутного разговора он с тревогой посмотрел на Пьеро.
- Бармалей взял в заложники твою невесту. Мальвину, - сиплым голосом произнес Бура-тино.





ГЛАВА 6. БОГ ТОЖЕ ИГРАЕТ В КОСТИ

- Что здесь произошло? - Спросил Буратино у толстого полицейского, через пол часа, ко-гда они прибыли на место.
- Бармалей устроил настоящую бойню, - ответил тот, тыча пальцем в сторону раскурочен-ных торговых рядов.
Стены домов были обильно покрыты выбоинами и кратерами. Санитары без остановки грузили трупы в машины скорой помощи.
- Такое чувство, что у него была атомная бомба, - пораженно сказал Буратино.
- Один парень узнал Бармалея в баре и позвонил в милицию. Мы и не думали найти его так скоро, видимо десять лет в блэйдхаузе не прошли для него даром. Но мы не ждали встре-тить такое сопротивление. Когда патруль оцепил магазин женского белья…
Пьеро стоял с таким угрюмым видом, словно на него обрушились все несчастья на земле.
- … и приказал Бармалею сдаться, - продолжил полицейский, - по ним открыли шкваль-ный огонь как из пулемета. Но это было только начало. Когда прибыло подкрепление, мы ду-мали что дело в шляпе, но тут в нас полетели гранаты, слезоточивый газ и даже разрывные пу-ли. Всех ребят положило до одного. Потом он выволок из магазина девушку, посадил ее в ма-шину и уехал в сторону леса.
- Вы что даже не попытались его догнать!? – Гневно проорал Пьеро.
- А кто пойдет? – Грустно заметил полицейский, - все здесь лежат.
Пьеро смущено опустил глаза.
- Последнего загрузили, - крикнул санитар, работающий на скорой помощи.
- Сколько их всего Гари? – Громко спросил полицейский.
- С теми, что зажарились на стадионе круглая тысяча! Как будто считал!
- Тысяча трупов за один вечер,- печально пробурчал полицейский.
- Так куда вы сказали они поехали? – Полюбопытствовал Буратино.
- Они сели в машину девушки и поехали к лесу. Там только одна прямая дорога намного километров.
- Пойдем, - Буратино схватил за рукав Пьеро, который пустыми глазами смотрел себе под ноги.

Пьеро нервно вытащил сигарету, бросив пачку на приборную панель. Феррари стреми-тельно мчалась по загородной трассе. Буратино всю дорогу искоса поглядывал на своего друга. Ему было знакомо это чувство потери близкого человека. Уже целый час они гнали по пустую-щей дороге, пытаясь напасть на след Бармалея. Перед ними полная луна бежала по звездному небу. Вдали показался силуэт двух этажного дома с острой крышей и печной трубой. Буратино продолжал выжимать газ, погруженный в свои печальные мысли.
- СТОООЙ!
Буратино ударил по тормозам. Машина закрутилась, противно визжа шинами. Когда Фер-рари замерла посреди дороги, он вопросительно посмотрел на Пьеро.
- Там машина! – возбужденно закричал Пьеро, повернувшись в сторону дома.
- Какая машина? – Не понял Буратино.
- Мальвины! Машина Мальвины!
- Да ты что!?
Буратино завел двигатель и подъехал к дому. Съехав на газон, там стоял розовый роллс-ройс невесты Пьеро. Пьеро выскочил из Феррари, возбужденно бегая возле машины Мальвины.
Буратино достал из бардачка фонарик и с опаской посмотрел на покореженный двух этажный дом, стоящий у дороги.
- Ну что друг, - сказал он, открывая дверцу Феррари, - пойдем вызволять твою возлюб-ленную!

Внутри дома им сразу же ударил в нос тухлый запах.
- Вот дерьмо, - скорчил рожу Буратино, - здесь что, сдох кто-то?
Они провели взглядом по облупившимся стенам, с фрагментами штукатурки. Широкая лестница вела на второй этаж.
- Предлагая разделиться, - сказал Пьеро.
Буратино кивнул и включил фонарик. Пьеро побежал по лестнице. За первой дверью Бу-ратино обнаружил столовую, с длинным обеденным столом. Посветив по углам он не нашел ничего интересного. Хлопнув дубовой дверью, он пошел вдоль стены, открывая все двери. С четвертой попытки он обнаружил деревянную лестницу, ведущую в подвал. По скрипучим ступенькам он спустился к железной двери, которая оказалась не запертой. Свет фонарика помутнел, отчаянно мигнул и потух. Ругнувшись про себя, Буратино продолжил идти, придерживаясь стены. Сделав еще шаг вперед, под ногами захрустело битое стекло. Пошарив рукой по стене, он нашел выключатель. Пот потолком вспыхнула тусклая лампочка, бросив вокруг себя желтоватый свет. В середине комнаты лежал перевернутый стол, по полу были рассыпаны медицинские инструменты и осколки колбочек. В углу стояла большая клетка с разорванными прутьями. Буратино, стараясь не наступать в пятна крови, прошел вперед и подобрал с пола диктофон. Отмотав назад пленку, он включил запись:
- …которым будут править пиявки! – Буратино поморщился от гнусного смеха. - Четвер-тое Июля, двадцать три часа, двадцать одна минута. Процесс мутации должен закончиться к ут-ру, - продолжил голос на пленке. Я не знаю, как оно будет себя вести, поэтому помещаю его в клетку и иду спать.
Буратино хмыкнул.
- Пятое Июля, семь часов, сорок одна минута…
Это же сегодня, - мелькнуло в голове у Буратино.
- Вот он день моего триумфа! Я величайший гений, создал новую форму жизни. Сейчас я спущусь в подвал и увижу творение достойное самого Господа Бога!
После очередного дикого смеха запись обрывалась.
Буратино ничего не понимал, поэтому просто швырнул диктофон в разбитый шкаф.
БАХ!
Звук выстрела эхом прокатился по дому. Он не мог не узнать магнум Пьеро. Буратино вы-бежал из подвала и рванул по лестнице вверх. На площадке второго этажа лежала огромная пу-пырчатая гусеница. Из глаза пробитого пулей вытекала зеленая жидкость. Из пасти мертвого монстра выглядывала голова Пьеро. Он все еже сжимал в руке дымящий магнум. Буратино сел перед ним на корточки и прикоснулся к лицу Пьеро. Тот открыл красные глаза.
- Вот и все друг, - из последних сил произнес Пьеро, - эта тварь откусила мне половину туловища. Я уже чувствую, как она переваривает мои ноги.
Пьеро тяжело сглотнул.
- Но я не хочу уйти не прощенным. Ты должен простить меня.
- Нет. Нет, тебе незачем извиняться, - успокаивающе прошептал Буратино.
Пьеро закрыл глаза. Голос его был очень слабым и Буратино нагнулся, чтобы слышать.
- Твой отец… он замолчал, набираясь сил, - это я заказал убийство твоего отца.
Он поднял взгляд на побелевшего Буратино.
- Понимаешь, - Пьеро становилось говорить все труднее и труднее, - он хотел убить тебя.
Буратино напрягся.
- Я знал что ты не поверишь. Но я сам много раз слышал, как он разговаривает сам с со-бой. Я слышал. Твой отец совсем сошел с ума. Он говорил, что хочет сжечь тебя в том самом нарисованном камине в каморке, где вы жили.
Буратино молча встал.
- Я хочу чтобы ты меня простил Буратино. Прости! – Он чувствовал, что теряет силы, по-этому говорил быстро.
- И еще. – Последние слова он произносил с огромным трудом и горечью. – Она заодно с Бармалеем. Мальвина толкнула меня к этому монстру.
Пьеро последний раз набрал воздух в легкие.
- Они там, - он кивнул к двери в конце коридора. – Прости меня друг.
Буратино наклонился и вынул пистолет из руки Пьеро. Он чувствовал на себе его взгляд, когда шел по коридору. Буратино дошел до двери, остановился и прислушался. Когда он потя-нулся к ручке, дверь со скрипом отворилась и в дверном проеме показалась настороженная фи-зиономия Бармалея. Буратино со всего размаха ударил по ней кулаком. Бармалей влетел обрат-но.
В маленькой спальне стоял письменный стол и кровать, на которой сидела Мальвина. Не-нависть сочилась из ее круглых, голубых глаз. Бармалей начал подниматься с пола.
БАХ!
Буратино выстрелил ему в ногу. Не издав ни звука, Бармалей повалился на пол. Холодные глаза Мальвины, продолжали сверлить Буратино.
- Что за история Мальвина? – Гневно произнес Буратино. Как ты могла так поступить с Пьеро!? Он же любил тебя!
- Прошла любовь, завяли помидоры, - ядовито улыбаясь, ответила Мальвина.
- Ты хоть знаешь что это за чудовище, - он презрительно кивнул в сторону Бармалея.
- Мне всегда нравились плохие парни, - язвительно заметила девушка, - не то, что этот слюнтяй, Пьеро!
- Так вот ты какой, - Буратино перевел взгляд на сжимавшего от боли зубы Бармалея, - те-перь ты тоже чувствуешь, что значит быть жертвой.
Буратино крутанул барабан пистолета и навел ствол на Бармалея.
- НЕЕТ! – Мальвина вскочила на кровать, выхватив из сумочки пульт с проводами. – Здесь пять килограмм тротила! Если ты убьешь его, я все взорву!
Бармалей снизу смотрел на нее восхищенными глазами.
- Не надо крошка, - сказал он, - я выполнил задание сатаны и теперь стану бессмертным.
В этот момент вспыхнул яркий свет и в комнате появился чертик с песочными часами в руке. Бармалей хрипло засмеялся. Карлик прошел на середину комнаты и обвел всех взглядом своих желтых глаз.
- Срок нашего договора истекает через пять минут, - сказал он, обращаясь к Бармалею.
- Да, да я помню, - закивал Бармалей, - я выполнил договор.
Сузив губы, чертик отрицательно замотал головой.
- Этого не может быть, - прохрипел Бармалей, - я проверял счет, там было ровно тысяча.
- Один человек, которого мы считали потенциальным жмуриком, - он замолчал, подбирая слова, - короче он умер, но потом выяснилось, что это внук Папы Римского и его вернули об-ратно.
- Какого дьявола! – В бешенстве закричал Бармалей, - ты хочешь меня обмануть рогатая скотина!
- У тебя еще есть время убить одного человека. – Карлик протянул ему сорокасантиметро-вый нож.
Бармалей схватил его и пополз к Буратино, который с интересом смотрел на него, ведя прицелом пистолета.
- Нет не его! – Остановил Бармалея чертик. – У него нет души!
Карлик на каблуках развернулся к Мальвине.
- Убей её.
- Что? Что ты сказал? - Переспросил Бармалей, не веря своим ушам.
- Убей девчонку и получи ВЕЧНУЮ ЖИЗНЬ! – Настойчиво потребовал чертик. Скорее! Уже не осталось времени!
- Я не могу, - рассеяно прошептал Бармалей.
- МОЖЕШЬ! – чертик просто орал. - Ты убил тысячу человек! Убей еще одного или нам обоим гореть в аду!
- Я люблю её, - Бармалей грустно посмотрел на Мальвину, которая прикусив губу, смот-рела на все происходящее.
- УБЕ… - Чертик не успел договорить, последняя песчинка в часах упала в нижний резер-вуар. Песочные часы вывалились из его рук и, грохнувшись на пол, разлетелись на мелкие ку-сочки.
Из глаз Бармалея вырвались языки пламени. Он воспламенился и быстро превратился в тлеющий труп, который тут же рассыпался в пыль. Тоже произошло и с чертиком. Через мину-ту в комнате остались только двое. Буратино крутанул на пальце магнум и сунул его за пояс. Мальвина стояла на кровати, продолжая сжимать в руке детонатор. Глаза ее неподвижно смот-рели, на кружащий по полу пепел.
- Нет истории печальней этой, - начал Буратино, потом хмыкнул и вышел в коридор. Он встал рядом с Пьеро. Холодный свет круглой луны, осветил усталое лицо мертвеца.
- Я прощаю тебя, друг.

Через пять минут Буратино сидел в салоне Феррари и задумчиво смотрел на приборную панель. Он достал сигарету из пачки оставленной Пьеро и закурил. Глубоко затянувшись, он почувствовал, как сигаретный дым приятно обжигает легкие. По ушам ударила звуковая волна. Стены дома с грохотом полетели вверх. Пять килограмм тротила, разметали финальное место трагической истории. Буратино отпустил сцепление и машина плавно покатилась по разбитой дороге. Затянувшись еще раз Буратино, выбросил окурок в окно. Он чувствовал, как в его груди все больше разгорается огонь.

Похожие рассказы
  • Дала мне в зад
  • Отражение?
  • Анекдоты # 4
  • Письмо Сурену
  • Буратила
  • КРАСАВИЦА И ЧУДОВИЩЕ
  • Ежик
  •  (голосов: 0)
    Автор: Lex | Комментариев: 0 | Просмотров: 369

    Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
    Реклама