Лесное Дитя

Автор: Texter | Посмотров: 568 | Категория: Страшные рассказы

0
Делай раз, делай два – оторвалась голова.
Делай три, затем четыре – руки, ноги отрубили.
Делай пять и делай шесть – будем мясо жертвы есть.
Кровь ручьем польется снова. Разбуди дитя лесное!

Звезды ночного неба пристально смотрели на землю сквозь верхушки деревьев. Кое-где, поблескивая и переливаясь цветами радуги, они завораживали все, к чему могли прикоснуться своим светом. В них было что-то загадочное, тайное, необъяснимое для человеческого сознания. Находясь в миллионах световых лет от нашей планеты, эти небесные светила умудрялись прощупывать тусклыми лучами ночную сторону Земли.
Теплый летний ветерок колыхал еще зеленые листья. Их маленькая жизнь тихо шелестела на корявых ветках, похожих на руки самой природы. Они общались между собой, спорили, рассуждали на непонятном лесном языке. Казалось, их разговор вот-вот перерастет в отчаянный крик ночного кошмара.
Андрей взглянул на небо, как на картинку, пустую и недвижимую. Не смотря на красочность, яркие огни звезд казались жестокими и безжалостными. Он ненавидел каждый лучик этого беспощадного света. Слезы текли по его щекам мертвыми каплями, оставляя после себя только тонкий, почти не заметный соленый след. Это был конец. Финальная стадия жизни, в которой ни осталось ничего.
- Давай! Бери меня! Разрывай меня! – крикнул он, не сдержав очередной волны слез. – Я твой! Нас никто не увидит! Сделай со мной то же самое, что ты сделал с Сашей!
Ответом стала тишина, изредка нарушаемая шелестом листьев в накатах летнего ветра. Только тишина.
Седые волосы мужчины растрепанными клочьями свисали на лоб. Еще утром они были темными густыми прядями, аккуратно уложенными милой Сашей, которая так нелепо и жестоко погибла. Ей не хватило прожить двух недель до своего десятого года.
Тяжелое дыхание послышалось за спиной. Кровавые глаза, оскаленные зубы, от которых воняло падалью и гноем, и улыбка монстра, ждавшего удачного момента для нападения, мелькнули страшным виденьем в голове.
Корчась в судорожной боли, мужчина упал на землю. Правая рука превратилась в жалкий огрызок, из которого торчали острые обломки костей. Из открытой раны хлестала кровь. Пульсирующими струями она лилась на примятую траву, окрашивая ее в темно-бордовый цвет. Это был конец… или только начало.
Обезумевшие от шока глаза смотрели на дорогу. В самую последнюю минуту они пытались найти пару слепящих фар, в надежде, что кто-нибудь поможет. Но этот кошмар остановить было невозможно. Карие глаза застыли на брошенной у дороги машине. Они выражали страшную боль и в то же время радость, что может в другом мире, «на небесах» они снова увидят дочь.

***

Слепящий полуденный свет бил прямо в глаза. Солнце накалило все вокруг до предела, в том числе и мозги. Казалось, они вот-вот закипят в черепной коробке от такой температуры. Нервы натягивались, как гитарные струны. На них оставалось только играть. Крепко сжимая руль, Гена смотрел вперед, щурясь от ярких августовских лучей. Правая нога уверенно давила на газ и с каждым рывком машина набирала все большую скорость.
Сделав пару глотков из дорожного термоса, Алина улыбнулась. Ее лицо светилось как праздничный фейерверк. Впрочем, она не стеснялась своего прекрасного настроения.
- Придется ехать в объезд, - сказал Гена, повернувшись к жене.
Алина, едва сдерживая смех, изобразила чересчур глупое лицо и, положив на место термос, расхохоталась.
- Чего смешного!
- Ты бы видел себя в зеркале, - не переставая хихикать, сказала она. - Жаль, фотоаппарата нет под рукой, а то получился бы классный снимок. Я бы подписала его «Гена – король дороги».
Она хотела еще пошутить но, столкнувшись с хмурым взглядом мужа, замолчала. Алина никогда не упускала шанс поддеть очередной шуткой. Это было в ее стиле. Она, таким образом, нарабатывала себе образ прожженной стервы, какой очень хотела казаться. Но Гена знал, что это не так. Она продолжала быть для него самым нежным и понимающим человеком.
- Почему мы едем в объезд? – спросила она, доставая из сумочки косметичку.
- Ты предлагаешь застрять в одной из городских пробок?
- Значит в объезд…?
Гена серьезным взглядом провел по зеркалам и, не отрываясь от дороги, сказал:
- Здесь есть еще один путь до города. Люди называли его «дорога одиночества». Помню, лет десять назад, катался по ней до города на велосипеде. Не один, конечно. Коля, Антон и я, как три мушкетера в безлюдной глуши.
- Романтика, - выразительно пробубнила Алина, докрасив ресницы. – И зачем же вы туда ездили? А?
На ее щеках выступил румянец. Она знала, что подковырнула этим вопросом многое из прошлого ее супруга. Ответ, конечно же, был известен, просто ей хотелось услышать это именно от него (он должен был сам признаться, что они катались к городским девчонкам).
- Мы приезжали за покупками, - скромно ответил Гена и улыбнулся. – Обычные покупки. Да и ездили-то туда редко. Эта дорога намного длиннее по сравнению с остальными, поэтому машин там почти нет. Одна, две за целый день. Представляешь? Сначала эта безлюдность пугала, но мы как настоящие рыцари делали вид, что ничего не боимся.
Изящная ладонь Алининой руки по-матерински прошлась по волосам мужа.
- Знаю я, зачем вы туда ездили, - ласково сказала она и повернулась к окну.
Пшеничные поля простирались по обеим сторонам дороги. Золотой россыпью росли колоски в лучах палящего солнца. Девушке всегда казалось, что от такой температуры они должны были давно высохнуть. Бедные растения в ее глазах героически выстаивали самую сложную часть суток.
Вдали блестели крыши сельских домов. Небольшие двухэтажные и одноэтажные здания стояли в километре от дороги, спокойно наслаждаясь одинокой жизнью. Алина представляла, что бы было, поселись она в один из таких домов. У нее был бы свой огород или даже целое поле. Она бы выращивала разные овощи или же построила свою ферму. Кстати, последнее оставалось ее заветной мечтой. Ферма с лошадьми. Целый загон скакунов породистых и обычных, выносливых и строптивых. Сладостные представления полностью одурманили ее сознание. Девушка утонула в них, как в сказочном сне и не хотела просыпаться.
В монотонном шуме двигателя приближался лес. По обеим сторонам дороги стояли деревья. Высокие сосны бросали тень на горячую полосу асфальта. Мелкие кустарники, разбросанные по обеим обочинам, шевелились на жгучем ветру. Их называли полевой колючкой за острые, как иголки шипы. Растения с безобидным видом могли легко проколоть кожу даже через толстый слой одежды.
Деревья причудливой формы, пошатываясь, махали верхушками. Со стороны можно было сказать, что они приветствовали редких в этих местах гостей. Больше всех была рада сосна с глубокой трещиной в стволе. Казалось, она могла в любой момент рухнуть на дорогу, перегородив собой путь. Но этого не случилось.
Алина с наслаждением смотрела на кусочек природы, затерявшийся между двумя небольшими, но уже разросшимися, городами. Суетная жизнь понемногу наскучивала своим однообразием. Каждый день одно и тоже – с работы домой, ночь, опять на работу. Так, изо дня в день, жизнь протекала в бессмысленном потоке. Здесь же в укромных зарослях многолетних растений, ощущалось прикосновение Создателя, естественная красота, не тронутая железными зубьями дровосеков. Девушка и дальше бы продолжала свою философию, но краем глаза увидела, как перед машиной мелькнуло что-то темное.
- Смотри! – вскрикнула она, прикрыв ладонью глаза.
Гулкий удар и звон битого стекла зазвенели в ушах. Вылетев на обочину, автомобиль развернулся. Небольшое облако пыли поплыло вдоль асфальтного полотна, когда машина стала, как вкопанная.
- Гена! Мы сбили какое-то животное! Это, наверное, собака, - чуть не всхлипывая, сказала Алина. – Посмотри! Господи, ну почему именно сейчас?
Выйдя из машины, с видом больше удивленным, чем озадаченным, парень взглянул на капот. Он ничего не говорил, но по лицу можно было определить, что произошло непонятное. Набравшись смелости, Алина выскочила вслед.
- Это не собака. Я не знаю, но, судя по запаху, это существо уже давно лежит на дороге.
Девушка посмотрела вниз. То, что предстало ее глазам, само собой вызывало рвотный рефлекс. Погнутая радиаторная решетка, разбитая фара и вмятый бампер, оказались не самым отвратительным во всем этом зрелище. Из-под машины торчали лапы, крупные серые лапы и оторванный хвост, выпачканный в кровь. От этого существа воняло гниющим мясом. Мерзкий запах настойчиво проникал в ноздри и глотку, выворачивал все нутро наружу. Алина, не досмотрев зрелище до конца, отбежала в сторону и ее завтрак, за считанные секунды, оказался на траве.
Гена аккуратно оттолкнул машину от мертвого животного. Это была собака. Зловонное тело бездыханно лежало на мелких камнях возле дороги. У него не было передней лапы. От сильного удара, конечность затянуло в шестеренки коробки скоростей.
Парень облизнул пересохшие губы. Ему еще не приходилось видеть подобное. Живое существо, если его можно было так назвать, перебегало дорогу, а через пару минут оно уже почти сгнило. Это было невероятно.
Куски шкуры, больше похожей на рваную тряпку намотались на колесо. Алина больше не могла смотреть на это. Она была впечатлительной с самого рождения, и знала точно - минимум три дня не сможет есть. Ей очень хотелось пожаловаться на свое состояние, но…
- Это мой пес, - с хрипотцой послышалось за спиной, от чего девушка вздрогнула и обернулась.
В тени густых веток старого дуба стоял маленький мальчик лет двенадцати. Оборванная рубашка, висевшая на нем, как на пугале, была размера на три больше. Грязные волосы ребенка слиплись у самой макушки. Вдоль туловища свисали бледные поцарапанные руки и теребили подол рубашки. На босых ногах, выпачканных во что-то темное, зияли открытые раны. Сорванные на некоторых пальцах ногти бросались в глаза, от чего мурашки по спине Алины забегали еще быстрее. Девушка, рассмотрев жуткий вид ребенка, прикрыла рот рукой, боясь закричать. Она мельком посмотрела на мужа, который так же безмолвно разглядывал грязного мальчика в полутора метрах от них.
- Господи! Что с тобой случилось? – невольно вырвалось у Алины. – Как ты здесь оказался?
Придя в себя, Гена испуганно посмотрел на жену. Ему еще не приходилось видеть ее такой взволнованной. Она всегда хотела казаться бесстрашной в любой ситуации. Но теперь он понял, что сильно в этом ошибался.
- Как тебя зовут? – спросил парень, застыв от неожиданности.
Мальчик не ответил и ему. Он молча стоял и смотрел на супругов карими, не совсем естественными глазами. Со стороны можно было сказать, что он говорит ими, или же наоборот, отнимает дар речи. Ребенок стоял как вкопанный и не шевелился. Его руки то сжимали, то разжимали разорванный низ рубашки. Гена посмотрел на его штаны. Темные пятна блестели в солнечных лучах. Огрубевшая ткань зияла расплавленными дырами. Такие появляются, если к одежде случайно прикоснуться горящей сигаретой.
Не долго думая, Гена отвел в сторону жену. Она продолжала поглядывать на странного мальчика, испуганными глазами.
- Возьми себя в руки. Нам надо отвезти его домой и вызвать скорую. С ним случилось что-то плохое!
Изредка поглядывая на ребенка, Алина понемногу начинала приходить в себя. В объятиях близкого человека, девушке было менее страшно и спустя несколько секунд она вновь овладела даром речи.
- У меня плохое предчувствие. Уедем отсюда?
- Почему? Человек в беде, мы должны помочь!
- Ты же видишь, как он выглядит, не разговаривает с нами, не отвечает на наши вопросы. Он странный, Гена… очень странный, - шепотом сказала она.
Девушка повернулась к ребенку и вскрикнула. Мальчик стоял у дороги и ехидно улыбался, обнажив кривые почерневшие зубы. Она поняла, что все сказанное он слышал.
- Господи! – брезгливо поморщившись, вскрикнула Алина,.
Внезапно странный малыш заговорил. Его слова звучали с какой-то непонятной взрослой хрипотцой. От них становилось холодно и страшно.
- Проведете меня до дома?
Гена сомневался, что вообще мог куда-нибудь идти, но все же кивнул одобрительно. Мальчик подошел к ним поближе. Маленькая детская ладонь ухватила парня за руку и потянула за собой. Тонкие пальчики сжимали кисть Гены, как тиски.
- Эй… ты, что живешь в лесу? - спросил парень, пытаясь высвободиться от руки мальчика. - А как же твоя собака? Ты оставишь ее на дороге?
Ребенок, ничего не ответив, уверенно продвигался вглубь леса к маленькому холму. Нерешительными шагами, Алина пошла следом. Ей было чертовски не по себе. Она не хотела никуда идти но, тем не менее, продолжала шагать следом. Девушка успокаивала себя тем, что этот мальчик из неблагополучной семьи, какие часто показывают по телевидению. Бедные семьи с родителями алкоголиками уже не редкость, и этот случай – яркий тому пример.
Пройдя пару десятков шагов, ребенок стал как вкопанный. Повернувшись к своим провожатым, он в очередной раз улыбнулся своей страшной улыбкой, сверля злыми глазами. Девушка огляделась. Лесной холм, куда завел их странный попутчик, был завален одеждой. Выпачканные в кровь детские платья, рубашки, пиджаки без рукавов, разорванные в клочья плащи и куртки лежали повсюду. Это было воистину страшное место.
Аккуратный женский носик уловил тот же самый запах, что шел от собаки. Алина вспомнила свое детство, когда они с сестрой нашли в огороде мертвого голубя. Тогда Ира смотрела на нее как на глупого ребенка, и это было не удивительно. Она была старше на пять лет, и только поэтому считала себя взрослой. От ребенка воняло гниющим мясом, как от той разлагавшейся птицы. Они были в чем-то похожи. Девушка невольно посмотрела ему в глаза. Зрачки малыша, словно хрусталики, были лишены жизни. Они напоминали глаза плюшевого мишки, которого купил Гена несколько месяцев назад.
- Мы пришли. Это мой дом, - тихо произнес он и сжал руку Гены еще сильнее.
Мальчик еще раз улыбнулся и открыл рот, но не для того чтобы говорить. Из его рта с гнилыми почерневшими зубами с хрипом вылетело маленькое облако. Темное, как туман, оно выглядело не больше футбольного мяча. С бешеной скоростью серый клубок понесся в сторону машины, одиноко стоявшей на обочине. От увиденного, мышцы на ногах Алины свело судорогой. Она не могла поверить своим глазам. Облако растворилось и, в следующую секунду со стороны дороги послышался собачий лай, с той же загадочной хрипотцой, с какой говорил ребенок.
- Алина, бежим! – заорал Гена, что есть силы. Он понял: существо, схватившее его за руку, никак нельзя было назвать человеком. Попытка вырваться ни к чему не привела. Детская рука, как наручники, не отпускала свою добычу.
- Не люблю есть в одиночестве! – сказал мальчик и рассмеялся. Это был не детский смех. В безобидной оболочке смеялось злое существо.
Гена сделал еще одну попытку, но ничего не удалось. Алина закричала. Она схватила мужа за другую руку и рванула со всей силы, но это было бесполезно. Мальчик даже не пошевелился. Став, как статуя, он крепко держал свою жертву.
- Помогите! Кто-нибудь! Отпусти! – закричала Алина, пытаясь рывками вытянуть мужа из цепких рук существа.
Ребенок посмотрел на нее диким озорным взглядом и расстегнул рубашку. Вдоль его живота до самого горла виднелся толстый рубец на коже. Шов, который нельзя было назвать хирургическим, разошелся в стороны, обнажив внутренности. Кровь не текла, а из желудка выглянули острые зубы. Это был рот. Еще один, только перевернутый на бок, намного больше человеческого. Дикое существо облизнулось и ухватило зубами руку Гены. Кисть парня очутилась в плену острых резцов. Клыки размером с указательный палец с хрустом ломали кости. Гена закричал, как только мог, от чудовищной боли. Существо продолжало поедать его руку, дойдя до локтя.
Рассудок девушки помутился. Со скоростью пули она рванула к машине, в то время как ее супруг постепенно становился пищей страшного монстра. Девушка бежала со всех ног. Острые иглы колючек рвали колготки и впивались в ноги. Корявые ветки цеплялись за ее одежду и запутывались в волосах, но на это она уже не обращала внимания. До машины оставалось несколько шагов. Вся в слезах девушка подбежала к водительской двери и оглянулась назад. Мальчик смотрел на нее, улыбался, видя ее безумный страх.
Отвратительное существо прижало к себе Гену. Парень уже не мог кричать и просто бился в агонии. Как в кукольном театре, его конечности, словно подвешенные на веревках, мотались из стороны в сторону. Оскаленные зубы монстра впились ему в живот. Гена уже не мог сопротивляться.
Отыскав запасные ключи, Алина завела машину. Гулкий шум мотора заревел в лесной тиши. Последний раз, взглянув на маленький лесной холм, она разрыдалась. Ей пришлось оставить своего любимого один на один со страшным чудищем в детском обличии, но другого выхода не было. Подожди еще минуту, и страшное создание приступило бы к ее хрупкому телу.
Провернувшиеся колеса подняли с земли столб горячей пыли. Солнце продолжало светить так же ярко и сильно, слепя глаза бедной девушки, которую била дрожь.
Алина, не задумываясь, переключала скорости, с одним желанием поскорее убраться оттуда. Она плакала и кричала, проклиная жизнь, превратившуюся в кошмар, который страшно было увидеть во сне.
Тихое рычание послышалось с заднего сиденья. Сбитая собака, воскресшая так же быстро, как и умерла, готовилась к яростному прыжку.
Проехав несколько метров по обочине, автомобиль, на полном ходу, влетел в старый кленовый ствол. Звон стекол и женский крик эхом пронеслись по лесу. Через несколько минут все затихло.

***

Ночные звезды сменили солнечный день, озаряя тусклыми огоньками, пустую дорогу. Знаменитый ковш Большой медведицы переливался всеми цветами радуги. Застывший во времени свет, щекотал нервы дьявольским коготком, прощупывая нашу планету из безграничных просторов Вселенной.
Гулкий стук и звон разбитого стекла послышалось с дороги. Невнимательный водитель сбил какое-то животное. Может собаку… одноногую собаку с оторванным хвостом. Он, мог уехать не останавливаясь. Но нет, ему надо было разглядеть повреждения. Водитель вышел, взглянул на капот, бампер, заглянул под колесо и, поморщившись, брезгливо плюнул… не заметив, маленького бледного мальчика за ветвистым дубом.
Мало кто знал, что это за существо, откуда оно… и как появилось. «Лесное дитя», так называли его шаманы, много веков назад, «дух природы, начавшей мстить». Древние племена боялись разбудить его, они знали, если «дитя» проснется - человечеству настанет конец.
Разорванная рубашка смешно болталась на худом теле ребенка. Слипшиеся волосы скомканными прядями шевелились на легком ветерке. Из хрустальных безжизненных зрачков веяло мертвым холодом. Злые глаза безразлично смотрели на подъехавшую машину, пассажиры которой не замечали юного зрителя. Мальчик улыбался. Неестественная улыбка обнажила гнилые зубы. Ему очень хотелось есть…
Информация