TxClub.Ru - Интересные рассказы и истории ! » Детские рассказы / Сказки » КАК СТАРИК ЗА ДРОВАМИ ХОДИЛ - Варвара Киреева

 

КАК СТАРИК ЗА ДРОВАМИ ХОДИЛ - Варвара Киреева

Автор: Lex | Посмотров: 353 | Категория: Детские рассказы / Сказки

0
У старика со старухой дрова кончились, а холод наступил сильный.
Старуха была сварливая, капризная. Вот и говорит она старику:
— Старик, ступай в лес, принеси дров. Печь истопим, тепло будет, а то и замерзнуть недолго. Да смотри, чтобы дрова были без сучков, без задоринок, хорошо бы в печи горели, весело трещали да по печи искры рассыпали.
Обулся старик в старые подшитые валенки, надел овчинный полушубок, шапку-ушанку, рукавицы-шубенки, подпоясался веревкой, топор за пояс заткнул и пошел в лес.
На окраине леса стоит дуб-красавец, ветки во все стороны раскинул. От низу до сучьев прямехонек, чистехонек. Понравился он старику.
— Вот его я и срублю.
Обошел старик вокруг дуба, поглядел на него снизу вверх и задумался.
— Нет. Зачем же его на дрова губить? По осени сколько с него желудей нападает, свиньям корм-то какой — лакомство! А сколько из его древесины бондари наделают бочек, кадок и клепок. Колесники спиц для колес натешут, ободьев нагнут. А столбы для ворот какие крепкие выйдут. Да мало ли еще что...
Рядом стоит липа. Подошел старик к ней. А она такая высокая, стройная, как свечка прямохонькая, вет-вн на самой макушке шапкой раскинулись. Глянул старик на ее вершинку, аж шапка с головы свалилась — вот какая высокая.
— Вот это будут дрова. У нее под корой такое тело белое, что хоть режь да ешь. Колется хорошо и горит неплохо. Старуха будет довольна.
Вынул старик топор из-за пояса, по стволу обушком постучал. Зазвенел ствол.
— Нет, не буду губить на дрова такую милушку. Из ее молодой коры лапти плетут, а из старой мочало сбивают. Из мочала рогожи ткут. Из рогожи кули шьют. С цветов пчелы мед собирают. А деловой человек из ее древесины изготовит кадки, в которых только мед и хранят, да еще бабы тесто для хлебов ставят. А я на дрова ее срублю?
Пошел старик дальше по лесу.
Стоит на поляне белая береза, красавица леса, Тонкие ветви до земли достают. Белая кора с черными по-лосками — будто платье на девушке.
— Вот ее я и срублю. То-то старуха обрадуется, коль я ей березовых дров принесу. Она и блинов напечет, и меня накормит.
Замахнулся старик топором и задумался.
— Нет, не буду губить на дрова такую красавицу. Из ее коры-бересты туесочки шьют, с ними за ягодами ходят. Из коры же и деготь гонят. Из ветвей метлы, веники вяжут. Вениками в бане парятся. Метлами дворы подметают. Почки собирают на лекарство. Из древесины веретена для прях вытачивают, гребни выпиливают, лопаты вытесывают. А я такое дерево на дрова
переведу?
Вскинул старик топор на плечо и пошел дальше. Стоит клен, кудрявый, стройный, ну, прямо такой, про который в песне поется.
— Вот, пожалуй, его я и срублю. Колется он хорошо, дрова жаркие. Старуха хвалить за них будет.
Только размахнулся со всего плеча и... топор опустил.
— Вот же старый дурень. Придет мастер-умелец —
вторую жизнь ему даст. Из его древесины топорища и лопаты вытесывают, ложки вырезают. Мой отец с кленовой ложкой всю войну прошел и домой принес, вот какая крепкая была. А охотники какие лыжи гнут?!
И чтобы старухе угодить, я хотел такого красавца загубить и в угли превратить. Нет, не буду рубить.
И опять старик пошел дальше. Стоит ясень, ровный, стройный, ветки только на вершине, и тихо ими шелестит.
— Ну, хватит выбирать, его-то я и срублю. Колется он без задиринки, хоть на ленточки дели. По волокнам блесточки словно стеклышки посверкивают. Думаю, угожу старухе.
Снял старик рукавицы, плюнул в ладони, размах-нулся топором со всего плеча, да так и застыл.
— Тьфу ты, пакость какая! Такое дерево хотел срубить. Из него мастера-ободники ободья для колес и
полозья для саней гнут, а я его в поленья дровяные хотел разрубить!
Надел старик рукавицы, топор на плечо — и пошел дальше.
Стоит на просторе вяз, толстый-лретолстый. Ветви раскинул во все стороны, шумит ими, аж гул по лесу идет.
— Вот его-то я обязательно срублю, только отдохну
немного и трубочку выкурю. Колется-то он плохо, с
задиринками, ну что же. Пусть старуха поворчит, я уж к ее ворчанью привык.
Сел старик на корень вяза, раскурил трубочку и рассуждает:
— А ведь из его лубков короба шьют, телеги обшивают. Из древесины дуги гнут, а дуги-то страсть какие
крепкие бывают. Да мне, старому, его чурбаны и не расколоть. Завязнет топор — и не вытащишь, на то он и вяз.
Выбил старик золу из трубочки, встал, покряхтел и пошел дальше.
Стоит осина. Зеленой корой поблескивает, раскидистыми ветвями, словно колокольчиками, позванивает. У корня мхом обросла, словно шубу с меховой отделкой надела.
— Ее-то я уж непременно срублю.
Снял старик рукавицы с рук, топор — с плеча, обо-шел вокруг осины, обушком по стволу постучал, а ствол глухо-глухо загудел.
— Э-э-э, да у нее, слышно, середина трухлявая да
еще такая сырая — хоть выжимай. За такие дрова старуха меня и в избу не пустит. Нет, не буду рубить.
Поправил шапку, с досады топор в пень воткнул и сам себя ругает:
— Вот старый пень. Ночь уже подходит, а я все в
лесу дров не найду. И до каких пор я буду старухины прихоти выполнять? Вон сколько сучьев валяется, сухие, гореть будут жарко. Ну и что из того, что не прямые да немного корявые?
Набрал старик сухих дубовых сучков вязанку, взял топор и пошел домой.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.