TxClub.Ru - Интересные рассказы и истории ! » Смешные рассказы » На то они и идиотки (Роман, главы I-II)

 

На то они и идиотки (Роман, главы I-II)

Автор: PanKonstantin | Посмотров: 143 | Категория: Смешные рассказы

0
Главные действующие лица:

1. Галина, истории учительница.
2. Нелличка, учительница физики, Галинина любимая подружка.
3. Иванушка, Галинин ухажёр.
4. Гномик, смышлёный Нелличкин ухажёр.
5. Ворохова, географии учительница.
6. Ашотина, учительница рисования и черчения.
7. Директорша школы, где произойдёт действо.
8. Олька, математики учительница.
9. Щука, дамочка с диагнозом "наижутчайшая жуткая дура", учительница химии.
10. Алексей, ужасно понравившийся Галине следователь.
11. Даринка, непослушная ученица.
12. Пан, непослушный ученик.
13. Марио, школьный разнорабочий.
14. Школьный охранник.
15. Трудовик, несчастный человек.

Глава I


Был самый обыкновенный осенний день, такой, что непонятно, то ли это ещё осень, то ли это уже зима. В такое время листвы на деревьях уже нет и уже кое-где виднеется иней. Солнце ещё светит довольно ярко, правда, от этого становится только хуже.
Наша Галина идёт возле строительства крытого ледового дворца, или, проще говоря, короба, думая, почему ради неё ни один строитель не дерёт глотку, вопя что-нибудь вроде "привэт, дэвушка"? Ведь всем молодым и красивым прохожим девушкам вопят, а ей нет!
В том, что она девушка, Галина, конечно же, не сомневалась, но неужели она не молода? Или не красива? С такими тяжкими мыслями Галина вовсе не заметила, как уже стоит на крыльце школы.
Заходит она в школу и сразу же встречает Нелличку, её лучшую подружку:
- Привет, сучка, как у тебя дела? Такие у тебя сегодня симпатичные кудряшечки!.. Хихих... - спросила у Галины Нелличка, будто не замечая уже валявшегося от смеха Пана.
- Хорошо, дорогуш, спасибо, а в каком классе у тебя сейчас урок? - ответила Галина, будто не замечая уже валявшуюся от смеха Даринку.
- У меня в 9 "х", а у тебя?
- Эх, а у меня в 8 "у"...
- Держись, подруга!
С этими словами они отправились по своим кабинетам.
Галина шла спокойно, не спеша, своею грациозною походкою постепенно подходя к своему кабинету. Но тут произошла незадача - каблучок подвернулся, и Галина наша споткнулась и шлёпнулась на пол. Ну, что же поделать? Встала да пошла дальше, не взирая на смех её любимых Даринки и Пана.
Урок тянулся необычайно долго, каждая несчатная секунда, казалось, тянулась вдвое, а то и втрое дольше нужного. Галина рассказывала про либеральные реформы императора Александра II спящему восьмому "y", терпя ослепительное, но совсем не греющее солнце, сиявшее своими ласковыми лучиками прямо ей в глаза.
И тут раздаётся душераздирающий, жуткий крик...
Восьмому "y" сие недоразумение, разумеется, спать отнюдь не помешало, но Галина содрогнулась, и побежала скорее искать причину сего недоразумения. Она оставила спящий мирным сном 8 "у", спешно спустилась на третий этаж, на коем, как ей показалось и раздался крик, и увидела стоящую у 308-ого кабинета Ворохову. Галина подошла к ней.
- Здравствуйте, Любовь Александовна, Вы, часом, не знаете откуда раздался этот ужасный крик? - спросила Галина.
- Да вот, Галина Николаевна, это я кричала, взгляните - ответила трясущаяся Ворохова.
Галина ахнула. За приотворённой дверью 308-ого кабинета лежала изнасилованная Ашотина и с нею рядом папка чертежей. Прозвенел звонок.

Глава II


Скорая приехала довольно быстро, всего за полчаса. Приехавший врач, довольно забавный мужчина лет 35-ти с усиками и козлиною бородкою, вместе с толпою медсестёр, сказал, что да, это изнасилование и поведал, что Ашотина была жива, и у неё был всего лишь ушиб и небольшое сотрясение, если, конечно, не считать изнасилования. Пару недель, и она будет абсолютно здорова. Это повлекло облегчённый выдох Галины, Вороховой а также пришедших на место преступления Неллички, её Гномика, Директорши, Щуки и Марио. Также он добавил кое-что о платке, который был обнаружен рядом с Ашотиною - он был пропитан наркозом, обычным медицинским наркозом. Ашотина сначала была подвергнута наркозу.
Милиция прибыла вместе со скорою, в составе пяти человек, а именно: сержант, капитан, очень понравившийся Галине следователь и пара человек в штатском. Сразу же было установлено, что орудие преступления - толстенная папка чертежей - выбрано не случайно.
- Похоже, дело придётся иметь с маньяком - сказал капитан с умным видом, внимательнейшим образом разглядывая жертву.
Это и так было понятно. Нормальный человек на такое с Ашотиною не пошёл бы.
После, был произведён поиск улик и опечатков пальцев в кабинете. Народная власть буквально всё перевернула вверх дном, да вот ведь незадача, бестолку.
Но особенно их заинтересовала бутылка из-под пива, которою Ашотина использовала для поливки своих цветов, при этом свято умалчивая откуда взяла эту бутылку.
- Она была алкоголичкой? - спросил следователь.
- Нет. Совсем нет. Только кофе - поклялась Директорша.
- Что ж, продолжим...
Улик не нашли. Проверка на отпечатки пальцев обернулась неудачею.
На носилках врачи понесли Ашотину к своей карете. Но милиционеры так просто не ушли. Они отдали строгий приказ место преступления, то есть школу, никому не покидать, который, в прочем, уже был нарушен практически всеми, и устроили допрос. Первою вызвали Галину.
- Здравствуйте, Галина Николаевна, как я понимаю? Меня зовут Алексей. Садитесь на стул... - сказал Галине следователь, каким-то странным образом совмещавший в себе еще и обязанности прокурора.
Вообще, это был мужчина приятной наружности, довольно молодой, лет 20, очевидно, регулярно посещавший тренажёрный зал, так как, будто специально, носивший рубашку с короткими рукавами, и очень усердно сверкал своими бицепсами.
Во всяком случае, так показалось Галине; но такие молодые люди вообще были в её вкусе. И как ей вообще не стыдно! Да никак.
Поскольку самые непотребные мысли самого непотребного содержания одна за другою мелькали у Галины в её голове, она, прикрывши глаза и приоткрывши рот, совсем не стесняясь, смотрела прямо на Алексея, заглядывая в самые непотребные места на его теле, и на её лице была видна похоть с доброю щепоткою желания. И так она сидела где-то с минуту. Алексей заволновался.
- С Вами всё в порядке? - спросил он.
- Ой, - сказала наша идиотка, - прости, Алёшенька... Ой, простите, Алексей... Хихих...
Алексей заволновался ещё больше. На него никогда раньше не западала такая взрослая дама. Но всё же он старался сохранять спокойствие.
- Рассказывайте, что и как произошло - попросил он.
Галина подробно рассказала и про жуткий крик, и про встреченную ею обеспокоенную Ворохову, и про приотворённою дверь 308-ого кабинета, и что за тою дверью они со Вороховою обнаружили, не сводя всё это время взгляда с паховой области несчастного Алексея. Следователь откровенно не знал, куда ему деться, и его уже начинало потрясывать не то от волнения, не то от холода, царившего в такое время в школе, а, скорее всего, от того и другого вместе. И действительно, в такое время ученики с учителями ходили в довольно тёплых вещах, потому что, батареи в школе топят только летом. Одна Галина ходила в прохладных и крайне откровенных вещицах.
Волнение следователя потихоньку перекинулось и на его сослуживцев, а в то время Галина спросила:
- А сколько у Вас сантиметров... Обхват бицепса?.. М?..
Надеюсь, что вы, мои дорогие читатели, поняли, что поначалу наша бесстыжая Галина хотела спросить о размере отнюдь не выдающегося бицепса, а, как бы так поприличнее выразиться, детородного органа. Следователь это тоже понял.
- Спасибо, Вы свободны. Позовите, пожалуйста, Вашу подругу, ту, с которой вы вместе обнаружили жертву - сказал он, чтобы поскорее избавиться от столь похотливого очевидца.
Галина нехотя вышла, подошла к Вороховой и ядовито прошипела:
- Он мой. Только взгляни на него, и я тебе чем-нибудь тресну по башке.
Поскольку в искусстве ядовито шипеть Галина не очень преуспевала, и ядовито шипеть она умела только довольно громко, следователя стало трясти сильнее.
Последующие допросы произошли довольно быстро. Ворохова довольно быстро ответила на все вопросы следователя. От Директорши, Неллички, её Гномика, Щуки и Марио добиваться чего-либо было без толку - они просто припёрлись посмотреть что произошло.
Конечно же, учеников, всех, без исключения, отправили по домам. Служители порядка отбыли, а наши подруги и Гномик отправились в столовую; все разговоры были, разумеется, исключительно о случившемся. В атмосфере чувствовалась нервозность и напряжённость.
- Что вы думаете, кто он?! - нервозно спросила Галина, не менее нервозно поглощая свой любимый салатик.
- Ой, право не знаю... - ответила Ворохова.
- И что же нам теперь делать? А если мы будем следующими? - также нервозно, как Галина, простонала Нелличка.
- Ой, да тебе наоборот хорошо! Ты ж мне сама "Вконтакте" писала: "Ой, хотелось бы мне с маньяками озабоченными пообщаться..."! - раздражённо ответила Галина.
- Идиотка ты... Я ж шутила! Сейчас не до этого! Сейчас всё по-настоящему!.. Я не хочу, чтоб меня каким-нибудь моим термометром по башке треснули, а потом оттрахали! - вызывающе скандировала Нелличка, - Можно бы и без термо...
- Угомонитесь, стервы, - перебила её Директорша, - надо мыслить трезво. Кто это может быть? Ну, как я понимаю, это точно не Гном, он, получается, всю Вашу физику, Нелли Петровна, как бы так повежливей выразиться, силу трения сдавал?
- Ага, всё сдаёт и сдаёт... - ответила Нелличка с улыбкою.
Она с её Гномиком даже не стесняются того, что уже вся школа знает о их силе трения, даже ученики, хоть Даринка с Паном, например, говорящие всем, что у Нелли Петровной сидит гном под столом.
И тут Щука неожиданно сказала:
- А давайте у охранника спросим, не проходил ли какой-нибудь нехорошец.
Удивительно. Эта жуткая дура предложила что-то стоящее! Где-то с минуту Галина, Нелличка, Гном, Директорша, Ворохова - все обалдевшими глазами глазели на Щуку.
Всё же, долго глазеть на Щуку, как и на солнце, не стоит, и, всё- таки, к охраннику они подошли. И он поклялся, что никто посторонний в школу не входил! Значит, кто-то из своих!..
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.