Поиграем?

Автор: Texter | Посмотров: 199 | Категория: Страшные рассказы

0
Мама хотела похоронить куклу вместе с дочкой. А
потом решила оставить её на память: такая
милая, с мягкими ладошками. А где-то через пару
лет куколку выпросила поиграть младшая
сестрёнка...

Днем девочка играла с куклой, и все было
хорошо, но настала черная ночь. Девочка
заснула.
А кукла открыла глаза. Они светились тусклым
красным цветом. Кукла подползла к девочке и
открыла щелеобразный рот с мелкими острыми
зубами. Девочка так и не проснулась, когда
кукла вгрызлась ей в сонную артерию и с
чавканьем принялась глотать теплую кровь...
А наутро в кроватке лежали уже две куклы.
Мама сошла с ума от горя, но ей были нужны
деньги, чтобы заплатить за квартиру, и она
продала кукол на рынке...

- Мам, ну ма-а-ам, - канючила девочка лет
восьми, дёргая за рукав усталую женщину
средних лет в зелёном плаще, - ну, мам, ну купи
мне этих куколок. Такие хорошие... Мам, я все
уроки сделаю, и посуду помою, и всегда буду
мыть... и за собой всё убирать... Ну, ма-ам,
ну, пожалуйста-а-а...
- Ты же знаешь, у нас денег нет, - пыталась
стряхнуть ноющую дочь утомлённая родительница.
Но тут девочка плюхнулась прямо в
подвернувшуюся лужу, широко открыла красный рот
с мелкими зубами и заорала во всю глотку.
Прохожие стали недоумённо оборачиваться. Мать
покраснела и, наклоняясь к дочери, прошипела
сдавленным голосом:
- Замолчи же, ради Бога, на нас люди смотрят...
Девочка продолжала орать, безобразно дрыгая
ногами и разбрызгивая на прохожих грязь и
сопли. Мать оглянулась: вокруг них уже начинали
толпиться любопытствующие.
- Тогда не будет тебе новых кроссовок, -
сдалась несчастная женщина.
Девочка моментально захлопнула рот, вытерла
рукавом сопли и победно ухмыльнулась,
поднимаясь из лужи. Прохожие разочарованно
разошлись.

Весь день девочка играла куклами.
А ночью она проснулась от ужасного крика.
Девочка вскочила и побежала к маме.
Мама сидела на кровати, зажимая руками рот. А к
ней, ощерив острые зубки, подползали,
подтягиваясь на руках и волоча ноги две куклы.
Девочка, замерев в углу, заворожено наблюдала.
Куклы, наконец, забрались на кровать и
набросились на несчастную женщину. Мать вяло
отбивалась, парализованная ужасом.
Девочка из своего угла никак не могла
разглядеть, что же творится на кровати. Она изо
всех сил вытягивала шейку и вставала на
цыпочки, но так ничего и не смогла разобрать,
кроме беспорядочной возни, мелькания рук, ног и
оскаленных ртов.
Но вот мать затихла, последний раз дрыгнув
ногами. Девочка различила удовлетворённое
чавканье.
- Так вы живые, - восторженно прошептала она,
ласково глядя на двух кукол, копошащихся над
животом трупа.
Одна из кукол подняла окровавленную голову и
посмотрела на девочку глазками-пуговицами.
- Нет, - сказала она, - мы не живые.
Ее голос был похож на хрипение столетнего
старика. Изо рта у нее свешивались кишки. С
хлюпающим звуком она заглотила их.
Вторая кукла тоже посмотрела на девочку и
рыгнула. У нее из пасти несло тухлым мясом.
- Давайте поиграем, - попросила девочка, - в
дочки-матери.
- Нам нужно есть, - сказала первая кукла.
Она слезла с тела и мелкими шажками подбежала к
девочке. За окном шумели осенние деревья.
- Нам нужно много есть, - слова давались ей с
видимым трудом, - а где твой папа?
Девочка уставилась в матовую глубину глаз-
пуговиц. Он тонула в них. Там был космос и
звезды - огненные и ледяные, там были миллионы
километров одиночества и страх бесконечности,
там был странный разум, рожденный в оранжевом
ветре и голубом небе над полями плотоядных
растений, там было все и не было ничего.
- Мой папа придет утром. У него ночная смена, -
сказала девочка тупо, - давай поиграем.
- После того, как придет твой папа.
Кукла улыбнулась. Между ее зубов застрял
ноготь.
- Спи, - добавила она,- спи-усни... Путь тебе
приснятся далекие миры...
Утром девочка проснулась в том же углу маминой
комнаты. Под кроватью натекла лужа крови - в
тени она казалась черной. Одна из кукол
устроилась прямо в животе трупа. Она не
двигалась.
Девочка пошлепала на кухню. В голове у нее
гудело, все было как в тумане - сладком тумане,
в котором тонешь. Из которого не нужно
выплывать.
Другая кукла сидела на кухонном полу, склонив
голову набок, лицом к девочке.
- Эй, - сказала та, - что ты здесь делаешь?
Вместо ответа кукла открыла свою пасть и
стремительно выстрелила длинным клейким языком,
тут же втянув его обратно. Потом она сглотнула.
- Насекомые не подходят, - сказала она глухо, -
нужна еда.
В это время в замке заворочался ключ.

Саныч отпахал ночную смену и собирался
завалиться спать. Работа его достала. Его
достала жена, превратившаяся за последние шесть
лет в худую занудливую сучку. Он ненавидел ее.
Дочь была не лучше - она ловила тараканов в
ванной и отрывала им лапки. Она, черт возьми,
могла часами этим заниматься!
Саныч очень устал. И, пожалуй, после того как
поспит, он возьмет литруху и раздавит ее с
соседом по лестничной площадке. А эта сучка,
наверное, опять ничего не приготовила!
Макароны! Надо бы ей сказать, чтобы она
засунула их себе...
Он вошел в комнату и уставился на останки жены.
Сразу бросился в глаза развороченный живот и
один уцелевший глаз, уставившийся в засиженный
мухами потолок. Другого глаза не было. Попутно
Саныч отметил, что не хватает и одной руки. Его
рот приоткрылся.
Его жену, с которой они прожили десять лет,
кто-то сожрал прямо в их кровати. Этот факт его
поразил. Глаза Саныча выпучились, он издал
утробный звук и выблевал весь свой скудный
заводской обед прямо в лужу застывшей крови.
- Вот дерьмо, - тихо сказал он, - вот ведь
дерь...
И тут ему на спину кто-то (что-то) прыгнул и
укусил за шею. Саныч хотел заорать, но из его
глотки вырвалась лишь новая порция блевотины.
- Ты - папа? - прохрипел кто-то у него из-под
ног.
Он посмотрел вниз и увидел куклу с большим
щелеобразным ртом и глазками-пуговицами. В
следующую секунду она раскрыла пасть и
вцепилась ему между ног мелкими острыми зубами-
иголками. Саныч потерял сознание от боли и упал
на пол.

- Ну, теперь мы поиграем? - спросила девочка.
Одна из кукол открыла рот ее отца, вытащила
распухший язык и, внимательно осмотрев,
откусила его.
- Да, - сказала другая кукла, - мы поиграем.
- В дочки-матери? - спросила девочка.
- Да, - ответила кукла, - это хорошая идея.
Довольно долго девочка с упоением играла с
живыми куколками. Наконец, она решила, что
«дочуркам» пора обедать.
- Есть хочу! - завопила одна из кукол, широко
разевая рот.
- Давай-давай-давай-давай, - истошно заголосила
другая, свешивая огромный язык изо рта.
- Сейчас, мои милые, - засуетилась девочка,
доставая игрушечные кастрюльки и тарелочки.
- Это?! - провыла одна из «дочек».
- Это мы не едим, - подхватила другая и цапнула
«маму» за руку.
- Ай! - взвизгнула девочка и засунула
прокушенный палец в рот.
- Это вкусно, - авторитетно пробасила одна,
наблюдая за девочкой.
- Я тоже хочу, - принюхиваясь, отозвалась
вторая.
- Что же вам дать, - беспомощно озираясь,
проговорила девочка.
- Может быть, это? - она указала на
растерзанный труп в коридоре.
- Не-ет, - отвернулись куклы, - холодное...
- Подогреть? - оживилась "мама".
- Подогреть? - переспросила кукла.
- Нужно новое, - кивнула другая.
- Где же я возьму-то? - расстроилась девочка.
Потом её осенило:
- Соседка! Тётя Люба!!!..
- Сейчас, дети, садитесь за стол! - прокричала
она уже из-за двери.

- Что случилось, Мариночка? - добрая женщина
встревожено глядела на маленькую соседку.
- Тётя Люба... тётя Люба, - девочка старательно
таращила глаза и пыталась заплакать, - там...
маме плохо!
- Ох, детка, сейчас-сейчас... - засуетилась
соседка, - пойдём, посмотрим!
Тётя Люба ворвалась в квартиру и сразу же
наткнулась на заскорузлые останки Саныча.
- А-а-а-а-а!!!! - завизжала она так, что собаки
во всех квартирах отозвались истошным лаем, и
грузно шмякнулась в обморок.

Куклы переглянулись и растянули зубастые рты на
пол-лица - так они улыбались. О! Они быстро
учились, эти куклы! Девочка умилённо
разглядывала своих «дочурок», неторопливо
подбирающихся к тёте Любе.
- Она хорошая, - прошепелявила одна.
- Да, она - наша мама! - кивнула вторая.
- Кушайте, дети, - растроганно проговорила
девочка.
Куклы нацелились, раззявив пасти. Но...

В эту минуту что-то зазвенело, разбившись в
комнате.
Девочка испуганно вздрогнула. Куклы не
отреагировали, со смаком оттягивая предстоящее
пиршество: они не сильно проголодались.
Оставив «игрушки», девочка заглянула в мамину
спальню.
На подоконнике возвышалась чья-то массивная
фигура, расправляющая спутанный плащ за спиной.
- Бетмен! - сдавленно пискнула девочка.
- Бетмен, дочка, - спокойно кивнула фигура и
спрыгнула на пол, - плащ вот порвал, - буднично
добавил «Бетмен».
Девочка сделала движение к куклам (она была
настоящая мама), но грузный "Бетмен" неожиданно
ловким движением поймал её за руку.
- Спокойно, детка: усё будет хорошо! -
пробормотал он, втыкая шприц в руку девочке.
- Бл-лин! - прошипела та. Ещё несколько
мгновений она стояла, пытаясь продолжить
движение к куклам. Она выразительно двигала
руками, беззвучно предостерегая своих
«дочурок». Но они её, конечно, не видели,
упоённо вгрызаясь в горло и живот несчастной
тёти Любы.
Потом девочку охватила безнадёжная апатия. Она
несколько раз кивнула головой, прислонилась к
стенке и, наконец, сползла на пол. Голова её
свесилась, глаза бессильно закрылись, и девочка
погрузилась в тяжёлый наркотический сон.
«Бетмен» удовлетворённо кивнул, оглядывая
спящую. Мельком глянув на труп в кровати,
махнул рукой и тяжёлыми шагами двинулся в
коридор.
- Ах, вы, суки! - заученно воскликнул он,
поскрипывая амуницией.
Куклы даже не подняли голов: они продолжали
восторженно чавкать над бедной соседкой. Они
что-то согласно мычали про свою любимую маму!
Хм, они быстро учились, эти куклы... Но...

Но тучная фигура, затянутая в чёрную кожу,
ловким и красивым движением выхватила крохотный
огнемёт из складок порванного плаща и мгновенно
испепелила живых кукол. Они успели только
глянуть недоумённо: кто там мешает? – как
вспыхнули ослепительно, вместе с растерзанной
тётей Любой...

«Бетмен» взял телефонную трубку:
- Алло? Да, пожар!.. Жертвы?.. Есть...
Похоже на убийство... Адрес?.. - он назвал
адрес,- Кто звонит?... Бетмен, придурок!.
«Бетмен» оглядел квартиру: на кровати
развороченный труп женщины, возле стены –
вздрагивающая во сне тощая неопрятная девочка,
на пороге – полусъеденный мужчина, ёжащийся в
разгорающемся вокруг пожаре.
«Бетмен» двинулся на кухню, открыл холодильник
и оглядел содержимое. «Опять макароны!!! –
отшатнулся с ужасом, - Во козлы! Сучья жизнь!»
Он с отвращением захлопнул холодильник, пнул
его ногой, отчего тот перевернулся, с грохотом
распахнув дверцу и вывалив огромную гору
макарон на пол. «Бетмен», поскальзываясь на
макаронах и непрерывно бормоча: «Во козлы!
Козлы...» - пробрался к окну, тяжко вспрыгнул
на подоконник и, отшвырнув горшок с фикусом,
неуклюже вывалился наружу, скрывшись за чёрными
клубами дыма, заполняющими квартиру. Снаружи
послышался глухой удар и вопль: «Сучья работа!»
В это же время в квартире что-то с грохотом
взорвалось.
С воем подкатила пожарная машина, и из неё
высыпались неуклюжие пожарники. Один из них,
разматывая пожарную кишку, споткнулся о какого-
то человека в чёрной одежде, причитающего над
разодранным в клочья плащом. Человек отозвался
потоком ругательств. Пожарник приостановился,
пристально вгляделся в «противника» и, по-бабьи
уперев руки в бока, ответствовал визгливым
голосом. Остальные тушили пожар в квартире на
седьмом этаже, непрерывно спотыкаясь об
«любезничающую» парочку.

Девочку удалось спасти. Её долго лечили:
естественно, шок... Потом она жила в интернате
для детей-инвалидов. Единственным её увлечением
был предмет "Кройка и шитьё". Всё свободное
время она шила кукол, бормоча под нос: "Я хочу,
чтоб вы были живыми! Я хочу живых кукол!!!.."

Когда девочка выросла, она стала известным
мастером мягкой игрушки. Её странные и, даже,
страшные куклы-монстры с приплюснутыми носами,
перекошенными огромными ртами, и бездушными
глазами пользовались огромной популярностью: их
выставляли, возили из города в город, покупали
известные люди. Было очень модно иметь такую
куклу в своей квартире, мастерской, студии.
Потом интерес постепенно угас, и известная
мастер-инвалид осталась в одиночестве,
продолжая наполнять свою квартиру куклами-
монстрами с одержимостью помешанной.
Примечательно то, что поделки кукольницы
пользовались безумной популярностью у детей.
Они всячески выклянчивали у родителей этих
кукол, вполне естественно, остерегающихся
дарить чадам столь необычные игрушки. Но
упорство детей давно известно. И... «не мытьём,
так катанием», а во многих – и очень многих –
детских поселились её «детища».

Космос. Когда смотришь в чистое ночное небо и
видишь звезды, как же хочется дотянуться хоть
до одной.
Старая женщина стояла у окна и не моргая
смотрела на полную луну. Сотни кукол, сидящих
на полках, шкафах, диванах, тоже смотрели.
Внизу по улице проезжали редкие ночные
автомобили.
Старуха очень устала. Всю жизнь она ждала, и
ничего так и не случилось. Они не вернулись и,
наверное, не вернутся. Она больше никогда не
утонет в глубине их глаз - таких чужих, таких
страшных и таких понятных ей.
Она медленно прошаркала на кухню, поставила на
плиту чайник и включила телевизор.
- Вы смотрите Вести. Экстренный выпуск. С места
события наш специальный корреспондент...
- Сейчас мы находимся на окраине города Тулун.
Справа вы можете видеть место падения небесного
тела, вошедшего в атмосферу нашей планеты 16
часов назад. По утверждениям очевидцев, это не
метеорит. Прошлой ночью жители Тулуна наблюдали
объект, который, оставляя за собой дымовой
след, упал недалеко от территории промзоны.
Объект напоминал сферу оранжево-красного цвета.
Такое вполне возможно при нагревании металла во
время прохождения атмосферы планеты.
Камера показывает огромную воронку. Земля
вокруг дымится, тлеют остовы деревьев. В кадре
мелькает какой-то человек в форме и военный
грузовик, с натугой месящий жидкую грязь.
Слышится тяжелое дыхание оператора. "Здесь
очень жарко" - говорит он хриплым голосом и тут
же следует возглас: "Что за черт!?"
На самом дне воронки лежит сфера. Неожиданно
сбоку открывается люк. "Уберите камеру!" - орет
кто-то за кадром. Камера дергается – видимо,
оператор ищет другую точку.
Вот снова картинка сферы. Резкий наезд:
открытая пасть люка - так близко, что видны
царапины на обшивке.
И в следующую секунду экран телевизора
заполняет лицо или нечто, похожее на лицо.
Щелеобразный рот, глаза пуговицы, проваленная
дыра носа, из которой сочится слизь. Рот
растягивается в оскале и тут камера снова
дергается. "что-то вышло оттуда" - сипит
оператор. Слышны сдавленные возгласы.
- Нельзя это снимать! - чей-то истошный вопль,
- Уберите камеру!
А потом остается только мерцание помех.
- То, что вы сейчас увидели, не сфабриковано.
Это снимал наш оператор, в данный момент
находящийся на месте событий. Как только мы
восстановим связь, то немедленно покажем вам
новые кадры. А сейчас у нас в прямом эфире
глава комитета по чрезвычайным ситуациям,
который прокомментирует то, что мы только что
увидели...

Старуха смотрит и смотрит, не видя лица
смазливой ведущей, не слыша слов. Она увидела
эти глаза снова. Он ждала не зря. Старуха
улыбается широкой счастливой улыбкой и
хихикает, как маленькая девочка.
- Мы поиграем, - говорит она, и слюни текут по
ее подбородку, - теперь мы снова поиграем.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.