Сказочник - Григорий Ночной

Автор: Texter | Посмотров: 615 | Категория: Страшные рассказы

0
Кап, кап, кап-кап, дождь не люблю, не люблю дождь ночью. По металлической крыше кап-кап, когда работаю, ночью, не люблю. Я всегда работаю ночью. Все спят, никто не мешает. Баю, баюшки… кап-кап, кап чёрт! Вжжик! Вжжик! Это что ещё? Качели во дворе, какие качели в два часа ночи? Вжжик, кап-кап, кап. Вжжик, кап-кап, кап. Какой идиот? Ночью в дождь, на качелях. Какой-то бред! Мне работать надо. У меня завтра последний срок. Срок, вот это слово. Велик русский язык! Для кого-то конец срока, избавление, радость великая, а для меня одна проблема. В любом сроке, только одно общее, он всегда заканчивается, неизбежно! Вжжик, кап-кап, кап. О чём это я? О качелях. Я ненавижу ночью, качели и дождь, дождь и качели. Вжжик, кап-кап, кап. Не то, совсем не то. Я сказки пишу, сказки! Для детей! Вжжик, вжжик. Завтра в редакцию.
…оторвали мишке лапу. Всё равно его не брошу, потому что он хороший. Не хороший он! Точно не хорош! Хорошим, лапы не отрывают! Вжжик! Вжжик! Я бы тому на качелях не только лапы, я бы ему голову оторвал! Два часа ночи! В голове пустота и вода. Много воды. Кап, вжжик. Качели в воде качаются, в темечко кап-кап, кап-кап. В голове пустота постепенно, но уверенно сменяется водой. Колышется. Булькает. Рыбьи хвосты, чешуя в голове, не голова - аквариум. Аквариум на качелях, я в нём, и оторванная лапа в руках. В море-океане у мишки лапу оторвали. Потому что он не хорош! Кто? Кто, кто мишка! Мишка не хорош! Вот это понесло! Вот это сказка детям! Это что же, с людьми, ночью дождь делает. Завтра срок последний. Вот я им и принесу про мишку, мишку инвалида, на качелях. Вжжик, кап-кап, кап. Это что же с людьми ночью, дождь делает. Хватит! Выйду, пройдусь.
- Нет!
- Почему нет?
- Ты обещал! Что нет!
- Кому это я, ночью обещал?
- Себе обещал! В прошлый раз обещал, клялся что последний раз!
- А ты кто такой? Ты кто такой, что бы я тебе клялся?
- Я это ты! Ты себе клялся!
- Это что же, я не могу ночью в дождь прогуляться, так сказать, за вдохновением?
- Нет!
- Ведь завтра в редакцию! Что я им принесу, а?
- Всё равно нет! Ты обещал!
- Обещал, обещал! Да пошёл ты! Сам знаешь, в дождь погулял, сразу пишется! Знаешь?
- Знаю. Всё равно нет! Ты думаешь, это того стоит?
- Стоит, не стоит. Какая разница, последний срок утром.
- В этот раз, утра не будет!
- Откуда знаешь? Откуда? Пугаешь? Просто пугаешь!
- Не забывай ведь я это ты. Я не могу пугать. Я знаю, пойдёшь, утра не будет!
- Ладно, ладно последний раз. Я пойду! Последний! Обещаю!

Молчание…

Вжжик! Кап-кап, кап. Вжжик! Кап- кап, кап…кап.

Звонок! Ночной звонок. Есть закономерность, люди ночью, панически боятся телефона. Телефон ночью - вестник беды. Хотя днём о неприятностях говорят не реже, а, наверное, даже чаще. Но ночью говорят только о них. Если тебе не двадцать и ты не влюблён. Может не надо снимать трубку? Может, наступит утро, и всё обойдётся? Забудут перезвонить? Может, ошиблись номером? Почему именно ночью? Ночью человек беззащитен, ночью трудно принять правильное решение. Не брать. Пятнадцатый звонок. Нет, не ошиблись. Надо брать.

Чушь! Чушь! Чушь! Я что милиционер? Я председатель Союза писателей. В отделение в три ночи. Очень извиняются, просят срочно приехать. Что случилось, не говорят, что за нравы? Уже выслали за мной машину. Будет через десять минут. Сколько раз говорил сам себе, отключай на ночь телефон. Утром, выкину из дома все телефоны! Не надо мне новостей, ни плохих, ни хороших! Пальто, где пальто!

- Может ошибка? Может ни причём? Он же заслуженный, он же для детей. Вы уверены?

- Точнее некуда! Из окна увидели, нас вызвали. Если бы не точно, разве мы бы вас ночью подняли. По почерку на нём четырнадцать.
- Четырнадцать чего?
- Трупов четырнадцать, вот чего! Парня, рядом с качелями, в своём же дворе, пилой! Пока приехали, руку успел парню отпилить, гад. Пять лет искали, сказочник бля! Как привезли, бумагу и ручку попросил. Пишет! Чистосердечное, наверное. Если б не он, мои дети его сказки читают. Делать то что?
- Откуда знаю! Это же пятно на весь Союз! Может лечить его? Может больной он?
- Не поможет! Суд, таких всегда вменяемыми признаёт и к стенке.
- Какой суд! Какой суд! Это невозможно! Его вся страна, да что страна, весь мир знает! Вы сошли с ума!
- Это не я, а он с ума сошёл и, судя по всему, давно. Людей как баранов…. Сказочник бля!
- Лейтенант! Звони генералу, прямо сейчас и звони, пусть приезжает! Не бойся, скажешь, я очень прошу! И ещё одному человеку позвони. Это доктор, профессор, как раз его случай, от моего имени попросишь приехать. Да, и машину за ним вышли, он человек пожилой. Иди, иди, звони! А я, а мне дай минут пятнадцать подумать, одному. Сигаретой угостишь? Своих нет, двадцать лет как бросил.
Закурил…

В кабинете четверо. Генерал, председатель, профессор и лейтенант.
Генерал
- Ошибки нет, лейтенант?
- Никак нет! Это именно то человек, которого мы ловили уже пять лет! Вот он скоро допишет признание, сами убедитесь.
- Как закончит, сразу сюда! Вы пока свободны.
Председатель
- Этого нельзя допустить! Нельзя! Ни ареста, ни следствия, ни суда! Вы представьте, три поколения детей, оказывается, воспитывались на книгах сумасшедшего маньяка! Его произведения, в школах проходят, они гениальны! Генерал! Мы знаем друг друга тридцать лет! Генерал, сделайте что ни будь!
Генерал
- Что, что ни будь? Выпустить на свободу преступника? Чтоб он ещё кого ни будь пилой? Или приставить к нему, до конца жизни, пару сотрудников, что бы они отбирали у него из рук, все колющие и режущие предметы, а? Как ты себе это представляешь?
Председатель схватился за голову.
Генерал
- Профессор, дорогой, вы то что, об этом думаете?
Профессор
- Тут думай, не думай. Сажать нельзя, и выпускать точно нельзя.
Генерал, разведя руками
- Ну сказал, вот посоветовал, голова!
Профессор
- Не перебивайте генерал! Есть одна мысль - профессор посмотрел на председателя - если бы его можно было забрать домой, у меня есть одно средство. Маленькая таблеточка. Да! Председатель, я хорошо понимаю ваши чувства. Он ваш старинный друг, но так будет лучше для всех, а для него в первую очередь! Другого выхода, я не вижу.
Председатель
- Причём тут друг? Причём! – сорвался на крик – Он гений! Вы понимаете гений! Он ещё столько может сделать! Такие, раз в сто лет рождаются! Нет, нет! Так нельзя!
- По-моему всё что мог, он уже сделал, – перебил председателя генерал.

В дверь постучали.
Генерал
- Войдите!
Из-за двери показывается удивленное лицо лейтенанта. В руках он держит стопку исписанных листов.
- Товарищ генерал, это не признание, это сказка, товарищ генерал.
Вслед за лейтенантом в кабинет вводят писателя. Писатель, увидев председателя, больше никого не замечая, бросается к нему.
Писатель, обращаясь к председателю
- У меня получилось! Это лучшее за последние годы! Ты прочитай! Нет, ты сейчас прочитай!
Председатель
- Ты что здесь делаешь?
Писатель
- Пишу! Что ещё делаю!
Председатель
- Как ты сюда попал?
Писатель удивлённо оглядываясь
- Куда сюда? И, вправду, где я? Ну, впрочем, не важно. Нет, ты прочитай! Сейчас прочитай!
Председатель, отведя взгляд в сторону, генералу
- Я согласен с профессором, если это возможно, буду очень благодарен.
Генерал лейтенанту
- Капитан! Да, да капитан! Смотрю, засиделись вы в лейтенантах, и квартира наверное, маленькая? В общежитии? Помогу, прямо завтра ко мне! Я капитан, этого сказочника с собой забираю и все его бумаги! А к вам просьба, ничего не было! Ничего! Понятно капитан? Это дело государственной важности!
Лейтенант
- Понятно, товарищ генерал! Вот только что с трупом делать?
Генерал
- Не твоя забота! Запомни! Ничего не было! Машину не надо, я на своей.
Председателю
- Заберите, бумаги у капитана. Поехали!

Светает. Председатель уже дома. Он только что прочитал последний лист рукописи. Встал. Пошёл на кухню, достал бутылку водки. Налил полный стакан…

За упокой, друг мой. Царства небесного не говорю, в аду гореть тебе гений, сказочник.

Уже утро? Заботы. Некролог, венки, похороны. Не выдержало большое, доброе сердце любимого сказочника всех детей, доброго гения.
Информация