Знакомство

Автор: Texter | Посмотров: 182 | Категория: Страшные рассказы

0
- Черт возьми! – решился Нат.
Девушка повернулась и окинула его быстрым взглядом, каким оценивают в магазине книгу за несколько минут до закрытия.
- А вы думаете, я позволила бы черту себя взять?
Ее голос мягко толкнул Ната в грудь. Глубокий, неотступный, поглощающий; такими становятся звуки, когда вот-вот заснешь.
Нат поймал себя на том, что двусмысленность ее ответа его царапнула. «А чего ты хотел бы? – поддел он себя. – Чтобы она покраснела и уткнулась взглядом в пол?»
Она была красивой.
Да.
Была яркой.
Да.
Была сексуальной.
Безусловно.
Но присутствовало в ней и что-то другое, что-то зовущее, от чего рассудок сворачивался перепуганным ежом. Она была как крик в человеческом облике. Крик, обращенный лично к каждому.
Бистро, стеклянная коробка на перекрестке большой и маленькой улиц – не то место, где знакомятся. Нат зашел сюда, спасаясь от жары, чтобы перехватить холодного сока и какой-нибудь свежей выпечки. Солнечный свет топтался за дверью, заглядывал в щели между штор. Женщина прошла мимо света, бросила квадратную сумочку на стул, взяла клубничное суфле и чай с лимоном и лишила Ната дыхания.
Женщина сидела за соседним столом, совсем близко. Нат прекрасно видел, как зеленые брючки в обтяжку рекламируют совершенные ноги и бедра незнакомки, как топ цвета морской волны омывал ее грудь, подчеркивая соски. Волосы соседки были собраны в удивительно длинную косу, аккуратно уложенную на затылке. Рыжую.
Нат таращился не прячась. И она это видела, ноне проявляла ни малейшей нервозности. И не рисовалась под чужим взглядом, даже инстинктивно…
Нат был одинок и молод. Случайные знакомства в его жизни происходили не раз и не два. Но еще никогда, пожалуй, ему не доводилось испытывать такого моментального эротико-эстетического шока. Похоже, шок обладал разрушительной мощью, так что Нат не нашелся сразу, что ей ответить.
- Садитесь. _ Сказала девушка и похлопала ладонью по стулу рядом с собой. – Вам же хочется.
Нат молча повиновался. Она слегка отодвинулась, ее каблуки простучали по полу, словно она искала тайник с кладом. «Господи, как они ходят-то на таких костылях?» - не к месту подумал Нат.
- А Булгаков писал, что дьявол – хороший любовник, - ляпнул он и тут же ощутил себя дураком.
Она сделала ложечкой выемку в поверхности суфле и произнесла:
- Мава.
- Что? Извините…
- Мава. Меня так зовут…
Она посмотрела в упор на собеседника. Тонкий овал лица, бледная, как у большинства рыжеволосых, кожа. Ее губы, щедро сдобренные помадой, блестели, как восхищенные глаза.
А вот глаза…В первый момент Нат смешался, пытаясь понять, что не так в ее лице. Понял. Глаза. Прекрасные, огромные, очерченные аллейками тенистых ресниц и совершенно неживые. Глаза казались матовыми, как стеклянная дверь в больнице. «Беженка? – пронеслось у Ната. – Навидалась чего?..»
Он сморгнул и переспросил:
- Мава? Это что, от «Маша»?
- Нет. – Она пожала плечами. – Родители изощрились.
- Нат…Ну, то есть, Анатолий.
Она усмехнулась:
- Не любишь свое имя?
- Не очень. – Признался вдруг Нат. – «Толик»… С «тузиком» ассоциируется. И как ты пьешь горячий чай в такую жару? Я бы сердечный приступ схлопотал, честное слово.
- А говорят, наоборот, горячий чай пьют там, где жарко, в степях каких-нибудь. – Мава засмеялась, смех ее напоминал шорох плащевой ткани. Нат явственно ощутил прилив возбуждения. – А вообще-то мне почти всегда холодно. Я вечно мерзну.
- Даже сейчас?! – Изумился он полушутя.
Она откинулась на спинку стула, не сводя с него странных глаз. Край топика приподнялся, обнажив изумительный серебристый живот. Нат почувствовал, что сейчас он просто рассыплется на осколки. Воля, разум, память – все замерло в стоп-кадре.
- Сейчас не мерзну. – Сказала Мава. – Ты уже не ешь?
- Что? – Нат собрался. – А… Нет, я…
Легчайшим текучим движением она поднялась, взяла сумочку и направилась к двери.
Разумеется, Нат последовал за ней. И порадовался тому, что надел сегодня длинную футболку навыпуск.

***
Они перешагнули порог, и жар обрушился на них, как недобрая весть. Мава болезненно сморщилась, достала из сумочки солнцезащитные очки. Нат шел немного позади, как на привязи, и раздумывал, как бы ему взять инициативу в свои руки. Он чувствовал себя не в своей тарелке. Все произошло слишком быстро. Мава откликнулась быстрее даже, чем ус Анатолия вообще созрела мысль об успешном знакомстве.
- Мава…
Не сбиваясь с шага, она обернулась.
- Куда ты меня ведешь? – спросил он. – Куда мы идем?
- А куда ты хочешь? Я свободна остаток дня.
Нат замер. Разом сосредоточиться было трудно.
- Жарко…Сказал он. Надо бы куда-нибудь, где кондиционеры…
- Нат, ты умеешь играть в биллиярд? – спросила вдруг девушка.
Он удивился безмерно.
- Ну, я не ас, но, в общем, да. А что?
- Пойдем в биллиардный клуб. Я люблю играть.
…Следующие несколько часов запомнились Нату так, как в детстве запоминались поездки на море: жарко, пьяняще, какими-то яркими фрагментами, словно витражи на поверхности мозга. Клуб, находившийся в большом полуподвале, был полон мужчин, разрывавших Маву взглядами. Анатолий ощущал себя оленем-двухлеткой, готовым сражаться с соперниками до смертной пелены. Он ни на шаг не отходил от своей рыжекудрой мадонны, испытывая глупую радость: она! Такая! Ошеломляющая! Она! С ним! А Мава полусознательно дразнила их всех. Когда она, нацеливаясь кием, замирала над столом, у Ната обморочно кружилась голова. Откровенный наряд, скрипичная прелесть тела, прядь, выбившаяся из прически, перечеркивает щеку острой молнией…Бес из юношеских стыдных снов.
Играла она хорошо. Нат не мог угнаться и вполовину. Он просто наслаждался созерцанием и иллюзорным чувством обладания ею. Никто из игроков не знал ведь, насколько мало огни знакомы… Хотя девушка обращалась с ним так, будто они прожили пять лет в гражданском браке и до мелочей знают друг друга. Это будило горячую гордость. Только раз надломилась кромка иллюзии – когда Ната угораздило выругаться после неудачного удара. Он и сказал-то всего одно слово… Реакция Мавы была быстрой и пугающей. Лицо ее изуродовал оскал, она приблизилась к молодому человеку вплотную и прошипела:
- Слышишь…ты…Не с-с-смей материться при мне.
Он оторопел. Торопливо кивнул, шепнул «прости», да что там, он готов был лечь на пол и позволить ей пройтись каблуками по его позвоночнику. Он не помнил себя от желания и восторга.
Клуб они покинули уже в сумерках. Какое-то время шли молча, и Ната одолел страх: что дальше? Неужели скажет – ну, пока, было хорошо, вот телефон, созвонимся… Может, Нат был ее капризом под настроение. Случается…
Алый запад обещал ветер и навевал мысли о плоти.
- Я надеюсь, тебя никто не ждет дома? – вдруг запросто спросила Мава?
Нат помотал головой. Сердце у него рухнуло в область паха. Девушка кивнула и жестом поманила его за собой.

***
Нат не был победителем по натуре. Везение, когда оно приходило, он принимал с благодарностью и некоторой опаской – не спугнуть бы…
Он стоял в прихожей Мавиной квартиры, в голове почему-то вертелось: «Какая, в сущности, простая вышла жизнь, Но что может быть красивее…». Да уж. Как, в сущности, просто все вышло. Женщина на ночь, очаровательный суккуб в аренду. До рассвета. Или он для нее – мужчина на ночь, согреть постель боящейся холода красавицы. Может, проститутка? Что же… Нат заплатит. Хотя непохоже. Анатолию приходилось пользоваться услугами путан. Эх, как сказал бы дед Валера, отцов отец, который вот уже девять лет как лежит на кладбище в родной деревушке под Липецком; он сказал бы: «Эх, грехи наши тяжкие…». Ну, грехи. Ну, тяжкие. А все ж не похожа Мава на проститутку…
Она выглянула из комнаты:
-Чего топчешься? Проходи. Туфли снял? Иди, можно босиком, у меня везде ковры.
Квартира была вполне. Вполне. Три больших комнаты, итальянская мебель в зале, сплит-система мирила с жарой...
- Ты одна живешь? – спросил Нат, присев на огромный пышный диван, похожий на Гаргантюа.
Рыжекудрая звенела чашками у низкого, на колесах, столика. На прозрачной поверхности его лежали уже две плитки хорошего немецкого шоколада.
- Что?.. – переспросила девушка. – Ты пьешь зеленый чай? Да, одна. Долго уже. Родители давно умерли, а больше никого нет.
- Пью. Ой, извини, мне очень жаль…А сколько же тебе лет, раз говоришь – давно одна-то? –сморозил Нат бестактность.
Она засмеялась.
- А ты что, боишься полиции нравов? Мне? Двести восемьдесят шесть. Устроит?
- Ну и шутки у вас, девушка. Ты что, толкиенистка?
Мава без улыбки дернула плечиком, дескать, каков вопрос… Анатолий не мог отвести взгляда от ее узких ступней. На хрустальной щиколотке блестел золотой браслет-цепочка. От этой детали у Ната пересохло в горле и стало тесно в брюках. Мава подкатила к дивану столик, на котором стояла вазочка с замысловатым печеньицем, рахат-лукумом, стоял запотевший кувшин с холодным чаем, чашки, шампанское и два бокала. Венчали композицию те самые шоколадные плитки, уложенные, как две козырных карты.
- Ух ты! – Улыбнулся Нат. – Сервис, однако. Не стоило, наверное…
- Мне лучше знать, стоило или нет. Бери лукум, очень хороший. Обожаю сладкое.
- Я тоже.
Лукум и вправду таял на языке. Анатолий искоса посматривал на Маву, любовался ее профилем, запястьями, мелкими, аппетитными движениями губ.
- Так почему все-таки Мава? – Поинтересовался он.
- Говорю же – спасибо родителям.
- А полное имя тогда как?
Она кивнула:
- Мава.
Он хотел было спросить, какое же у нее отчество, в сочетании с таким-то именем, но постеснялся. О возрасте уже ляпнул…Негоже выспрашивать.
Девушка изловила пульт от музыкального центра, застрявший где-то между подлокотником дивана и спинкой, включила музыку. Из-под потолка, со всех, кажется, сторон, полилось: «И было ей семьдесят шесть, Когда ее самой не стало, Нет не страшила ее смерть…» Нат вздрогнул.
-Я как раз только что думал про эту песню. У тебя что, колонок больше двух?
- Бывают совпадения. Налей мне шампанского. Колонок – да, вон, видишь.
Она посмотрела куда-то вверх. Нат задрал голову и присвистнул. Вдоль стен под потолком по всему периметру виднелись компактные динамики.
Мава неуловимым движением распустила узел на затылке. Рыжий шквал ударил по ее плечам. Молодой человек обомлел.
- Мава…
Она в упор посмотрела на него своими странными глазами беженки. Понимающе улыбнулась. Нат провел ладонью по ее локонам. Они были почему-то прохладные и очень длинные, наверное, до колен.
«А ведь она крашеная. – Мелькнула у Ната мысль. – Вон, самые корни темные». Он присмотрелся, и брови у него поползли вверх: корни ее волос явственно отливали зеленым.
- Мава! – шутливо воскликнул он. – Ты что, хипповала? Волосы зеленым красила?!
Девушка обеспокоилась:
- А что, уже видно? Надо подкраситься. А если скажу, что хипповала, будешь разочарован?
- Да нет… Просто…Это как же должно было выглядеть: такие роскошные волосы и зеленого цвета!
- Хорошо выглядит. Мне нравится.
Они посидели, слушая музыку. Не говоря ни слова, Нат перебирал ее локоны и чувствовал себя так, будто знакомы они давным-давно. Двести восемьдесят шесть лет, наверное. Затем Мава взяла его за руку и повела за собой. Они свернули в дальнюю комнату, девушка включила свет, и Нат увидел, что они в спальне. Из мебели здесь было только громадное, на полкомнаты, ложе без ножек высотой сантиметров сорок от пола.
Анатолий повернулся и поцеловал Маву. Ее губы и здесь были выразительнее, чем глаза. Она опустила руку, коснулась его напряженного пениса. Нат вздрогнул.
- Ванная у входной двери, справа. Иди. Я после тебя. – Сказала она.
С неохотой Анатолий выпустил суккуба из объятий и пошел, куда сказано. Роскошная ванна была выложена немодной плиткой, составляющей картины подводного мира. Стоя под душем, Нат почувствовал себя обитателем аквариума.
Аккуратно сложив одежду, он оставил ее в ванной и направился в спальню с полотенцем на бедрах.
Мава шла по коридору навстречу. Нагая. В пупке поблескивала серьга. У Ната подкосились ноги. Наслаждаясь реакцией молодого человека, Мава прошла мимо. Потом, будто вспомнив что-то, вернулась, приподнялась на цыпочки, поцеловала его. Ее босые ступни тонули в ворсе изумрудного ковра – такими и вправду выстланы были полы всей квартиры. Мава отступила назад и вдруг рывком сдернула с Ната полотенце. Остолбеневший, он словно со стороны наблюдал, как она уперлась рукой в его грудь и слегка оттолкнула – иди. Ее соски были как звоночки на двери в рай. Нат провожал девушку взглядом, пока она не скрылась в ванной. Ему казалось, что его член сейчас покинет хозяина и поползет по полу за Мавой.
…В спальне Нат улегся на огромное ложе и засмеялся от неожиданности: матрас оказался водяным. От легкого покачивания рождалась слабость в солнечном сплетении. Нат раскинул руки. Голый, исходящий вожделением, он лежал в позе Христа, пока она не вернулась.

***
Нат стал мужчиной, когда ему исполнилось 16., с подругой по колледжу. Сегодня, спустя десять лет, он стал праведником, попавшим в обитель Аллаха. Вожделенная красота и мастерство гурий не могли быть большими, чем были у Мавы. Она получала от секса такое явное и активное наслаждение, что Нат ощущал себя воплощенным Эросом. Наверное, ей никогда в жизни не приходилось имитировать оргазм. Она откровенно стремилась к удовольствию и умела его получать. Единственное, что вносило диссонанс в восприятие Ната - глаза Мавы не освещались этим удовольствием, оставаясь матовыми и тусклыми. Впрочем, это его не огорчало. Не до того было.
…После всего Нат затих в утомленной полудреме. Мышцы приятно подрагивали, сладко ныл укус на плече. Мава лежала рядом, приглаживая пальцами «звериную дорожку» волос под его пупком. Это убаюкивало. Внутри ложа колыбельно перекатывалась вода.
Нат почти заснул, когда Мава быстро откинула покрывало, села ему на живот и спросила:
- Тебе понравился сегодняшний день?
- Как ты можешь спрашивать? – пробормотал он. – Это было лучшее, что у меня…вообще было.
- Значит, я хорошо заплатила тебе.
Смысл сказанного дошел до Ната не сразу.
- Заплатила? В смысле? Ты о чем го…
Неожиданно опора под ним исчезла, и он ухнул в холодную воду. Вскрикнул, подумал вскользь: «Матрац порвался» Напрягся в ожидании удара об пол. Удара не последовало. Глубь внизу дышала бездонным пространством.
Нат забарахтался, хлебнул воды. Вода пахла болотом. Он закричал, попытался схватиться за Маву, которая тоже оказалась в воде. И вдруг почувствовал, что ее ногти вонзились ему под ребра, защекотали. Тело Ната выгнулось в дикой судороге.
Он ушел в воду с головой, сквозь переливчатую поверхность увидел потолок спальни и край проема, в который превратилась кровать. Будто они занимались любовью на крышке колодца. На четвертом этаже?!
Животным усилием Анатолий вынырнул и уцепился за кромку «колодца». Попытался подтянуться, упершись в пол, но ковер заскользил под руками, расползаясь осклизлой жижей. В нос ударил запах речных водорослей. Не удержавшись, Нат рухнул обратно в воду, Мава с невероятной силой схватила его, повлекла на глубину и снова защекотала. Он попытался нащупать ее горло. Наткнулся на что-то чешуйчатое и ледяное. Легкие разрывались. Нат лягнул чудовище ногой. Вода окрашивалась кровью, текущей из царапин на его теле. Обезумев от ужаса, он рвался из рук той, которая минуту назад казалась ему лучшей на земле. В последний раз голова Анатолия показалась на поверхности, он замолотил руками, неистово крича. Вокруг его пальцев опутались клочья длинных волос. Они были зелеными. Что-то потянуло его вниз, как поплавок при хорошем клеве. Задыхаясь, Нат открыл рот, и легкие моментально наполнились водой. Он успел еще почувствовать холод у себя внутри.
…Тело Ната опускалось все глубже, в родниковую стынь, которой нет имени. Мава какое-то время плыла рядом, провожая. Проем колодца казался крошечным квадратиком, а вокруг не было ничего, кроме тьмы.
Наконец она кувыркнулась в воде, изогнув лопасти мощного хвоста, и поднялась к свету. Вынырнула, села на ковер, отжала волосы, который постепенно принимали прежний оттенок пламени. Чешуйчатый хвост начал таять, делаясь прозрачнее и прозрачнее, исчезая… В его рыбьих контурах, как зародыш в икринке, проступили очертания Мавиных ног.
На щиколотке поблескивал золотой браслет-цепочка.

***

Ау, ау, шихарда, кавда,
Шивда, выяза, митта, миноам,
Каланди, инди, якутамима битали,
Окутоми ни нуффан, зизика.


(Заклинание против русалок)
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.