Баба-Яга

Автор: Texter | Посмотров: 577 | Категория: Страшные рассказы

0
В холодном сыром лесу все было как-то иначе. Ни тебе птиц, ни шума ветра, никакой зверушки. Александр давно уже понял, что он не просто перепутал тропинку, а заблудился, причем не просто заблудился, а заблудился серьезно. Хотя он не сильно волновался по этому поводу – в конце концов, у него есть мобильник, и он может позвонить куда угодно и кому угодно. Прошли те времена, когда потерявшийся человек не мог ни с кем связаться. Теперь двадцать первый век, эра быстрого обмена информацией, поэтому Александр не волновался. Если он через полчаса не найдет дорогу или какую-нибудь тропинку (или хотя бы признак того, что здесь когда-нибудь ступала человеческая нога), то достанет свою мобилку и позвонит кому-нибудь. А пока можно и побродить по лесу, подышать свежим воздухом и полюбоваться природой. Александр не слишком-то часто бывал в лесу. Кажется, последний раз он выбирался на природу с друзьями еще лет пять назад. Тогда, помнится, они хорошо погуляли. Был какой-то праздник. Какой же именно?.. В общем, это было в сентябре. Их было человек двадцать тогда. Именно с того леса и началось знакомство Александра с его будущей женой – Леночкой. Пять лет назад Саша был еще студентом, и у него вполне хватало времени, чтобы где-то оттянуться с друзьями. Теперь же – взрослая жизнь, со своими заботами и обязанностями. Нет, конечно, Александр не жаловался на жизнь – у него хорошая работа, хорошая жена, хорошие друзья – но, тем не менее, студенческая жизнь была лучше. Наверное, это вообще самая лучшая пора молодости. Именно поэтому эта прогулка по лесу навеяла на Александра ностальгические воспоминания о тех временах. Он ходил по опалым листьям, петлял меж деревьев и сам не заметил, как начало смеркаться. Александр поднял воротник кожаной куртки и, втянув голову, достал мобильник. На маленьком цветном мониторе, который загорелся приятным голубым светом, отобразилось меню. В первую очередь нужно позвонить жене, чтобы она не волновалась – у нее и так с нервами не все в порядке, она уж слишком впечатлительная. Парень выбрал из списка номеров необходимый телефон и нажал кнопку набора. Однако здесь Александра ожидало разочарование. В этом лесу не было связи. Телефон был заряжен, а вот заветных палочек в углу экрана, обозначающих качество связи, не было. Это могло обозначать только одно: Александр не в зоне покрытия, то есть он вообще не в городе, а где-то далеко за его пределами. И это было странно. Он не мог так далеко зайти. В конце концов, этот лес даже и не лес вовсе, а обычное насаждение. Александр здесь в детстве бывал не раз, и проходил эту лесополосу насквозь. Однако почему же он до сих пор тогда не вышел на дорогу? Может, он ходит кругами? Вряд ли, он старался идти на запад – по солнцу. Чёрт-те что. Да, ещё одно не очень приятное замечание: кажется этот лес не искусственный. Раньше деревья располагались строго рядами – так, как их высаживали. Теперь же они расположены беспорядочно. И вообще деревья какие-то странные, Александр таких раньше не видел в Харькове. Какие-то они все скрюченные, черные и неестественные, будто сошли с картинок давних славянских сказок. Но чёрт с ними, с деревьями. Нужно как-то выбираться отсюда. Скоро ведь и стемнеет. А провести ночь в этом лесу, под этими деревьями, в этой мёртвой тишине, парню вовсе не хотелось. Что же делать? Телефон не работает, вот тебе и двадцать первый век. Александр посмотрел на часы – пол седьмого. Лена уже пришла с работы, наверное, волнуется. Вот дурацкая ситуация! И дернул его леший переться в такую глушь. Вообще, как-то странно всё это. Александр понял это с самого начала, но не обратил внимания. Во-первых, этот звонок. Ему впервые звонила какая-то старуха и заказывала на дом ремонт компьютера. Александр всегда полагал, что поколение времен советского союза, мягко говоря, не очень-то знакомо с техникой, а тут на тебе. Во-вторых, этот адрес – Межлесовка, 15. Эта улица не обозначена ни на одной карте. Бабка сказала, что нужно доехать до конечной двойки, а там спросить, тамошние жители знают. Александру и вправду подсказали, как добраться до этой Межлесовки, только почему-то люди странно отводили глаза, указывая направление, будто они говорил о чем-то запрещенном. В общем, Александр решил для себя больше никогда не ездить по неизвестным адресам. Слава Богу, заказов у него и так хватало… Но, чёрт, он не об этом сейчас думает. Ему нужно срочно решать, как выбраться из этого гребаного леса. Уже почти стемнело, а на небе даже нет ни луны, ни звезд, да ещё и дождь начинает моросить. Александр остановился возле большого толстого дерева и прислонился к его стволу, переводя дыхание. Так нужно думать, анализировать. Если он даже попал в естественный лес и зашел в его глубь, то… То невеселая картина получается. Лес может тянуться на многие километры. Может, повернуть обратно? Идти на восток? Но как теперь узнать, где восток. Солнце давно зашло, а ориентироваться по каким-то другим знакам Александр не умел. Да-а, попал так попал. От отчаяния парень стукнул затылком по шершавой коре дерева и вдруг почувствовал, как позади него что-то шевельнулось. Парень отскочил от дерева и, зацепившись за какую-то корягу, упал наземь. Он встал на ноги, отряхиваясь от грязи, и посмотрел на дерево. Неужели здесь водятся змеи? Хорошо, что его ещё не ужалила какая-нибудь гадюка. Господи, ну и денёк сегодня… Александр усмехнулся и подумал, что будет, о чем рассказать, как что-то схватило его за лодыжки и повалило на землю. Не успев выставить руки, парень упал лицом в листья и почувствовал их сырой лежалый запах. Он дернул ногами и ощутил, что их что-то держит.
- Твою мать! – вырвалось из его уст ругательство, и он повернулся посмотреть, что же его держит.
И то, что он увидел, его не обрадовало, потому что такого просто не могло быть. Это фантастика. Ветки деревьев не хватают людей за ноги, словно деревянные живые исполины. Но именно так сейчас и было. Александр закричал и судорожно задергал ногами. Одной ступне удалось выскользнуть из крепкой петли, и парень принялся свободной ногой лупить по ожившей ветке. Его руки скользили по мокрой гнилой листве, неприятно хлюпая под руками и забираясь под рукава. Неожиданно Александр почувствовал, что его нога свободна. Он вскочил и побежал куда-то прочь от этого места. Через пять минут он остановился, чтобы перевести дыхание. Что же это было? Может, ему всё померещилось? Ведь не бывает такого, в конце концов. Однако он до сих пор чувствовал на лодыжках твердое шершавое прикосновение коры. Наверняка, остались царапины. Чтобы убедиться, что ему действительно ничего не померещилось, он достал мобильник и посветил себе на ноги. Ему не показалось. Джинсы были разодраны, в дырах виднелись расцарапанные ноги. Теперь думай что хочешь. В голове вдруг возникли знакомые строки из сказки Пушкина: «Там на неведомых дорожках…» Чёрт, это всё не укладывается ни в какие рамки. Что же делать? Парень выключил мобильник и вдруг замер, уставившись на огромное корявое дерево. Что-то было не то. Или ему показалось, или… он вновь включил мобильник и ближе подошёл к дереву. Голубой свет осветил темный, почти чёрный ствол, на котором сиротливо висела покосившаяся грязная таблица с надписью «Межлесовка». Едва заметная черная стрелочка указывала на дорогу куда-то между деревьев, и Александр разглядел что-то отдаленно напоминающее тропинку. Наконец-то эта улица нашлась! Однако Александр почему-то не почувствовал облегчения, даже напротив – в душе шевельнулся неприятный холодок. В лесу, где деревья хватают тебя за ноги, где располагается одна единственная улица, не могут жить нормальные люди. Но, делать нечего, придётся идти – хотя бы потому, что там может быть телефон. Александр отряхнул с себя опавшие листья и быстрым шагом направился по тропинке, ведущей куда-то в глубь леса. И пока он шел по заросшей, еле различимой дорожке, его не покидало ощущения чьего-то присутствия вокруг. Как будто со всех сторон за ним наблюдают. И чего-то ожидают.
Было темно, и покрывший всё вокруг сумрак не давал возможности быстро двигаться. Пробираться приходилось почти на ощупь, да и приближаться к деревьям программист теперь опасался, поэтому слишком дремучие участки леса он старался обходить стороной. Через некоторое время, совсем замерзнув, Александр вышел на небольшую поляну, усыпанную сухими ветками и опавшей листвой. По земле стелился густой туман, исходящий прямо из-под слежалых листьев.
Посреди поляны чернел высокий дом с длинной трубой, торчащей из треугольной крыши.
«Наконец-то», – с облегчением подумал Александр, направляясь к дому. Ещё полчаса, и он, наверное, вконец бы замёрз. Он вспомнил, как они с друзьями в прошлом году ходили в баню, и ему как никогда захотелось в жаркую душную парилку.
Парень уже почти подошёл к дому, как вдруг резко остановился, словно наткнулся на невидимую стену. Он не мог поверить своим глазам. Это было уже слишком. Чтобы убедиться в том, что увиденное не галлюцинация, Александр обошёл дом вокруг. Ничего не изменилось. Всё так и есть. Парень почувствовал, как где-то внутри неприятный холодок превращается в нехорошее предчувствие. Нет, это ещё не страх, бояться пока нечего, однако опасаться всех этих странностей стоит начинать. Слишком много всего случилось в этот день. Сначала – лес, не имеющий границ, потом – эти деревья, живые деревья. И теперь – эта избушка.
Избушка на курьих ножках.
Казалось, это здание сошло с картинок старых русских сказок, которые маленькому Саше в детстве читала бабушка. Помнится, уже тогда он скептически относился ко всем этим сказкам с Бабой–Ягой, Кощеем–бессмертным и другими злодеями.
А теперь Александр видел перед собой избушку на курьих ножках. Самую настоящую.
Куриные лапы, толстые и короткие, вырастали откуда-то из–под дома, края которого поросли мхом и увились плющом, словно змеи, свисающим вниз. Пару раз лапа с тремя когтистыми пальцами шевелилась, отчего у Александра бежали мурашки по спине.
Может, это какая-нибудь шутка? Чёртова глупая шутка? Что-то вроде «Скрытой камеры». Улыбнитесь, вы в кадре – не правда ли, испугались? Только никто не будет устраивать в дремучем лесу съемки. Кажется, здесь на многие километры вообще никого нет. Только он и эта изба.
Чёрт, а сели внутри, действительно, окажется Баба-Яга? С костяной ногой и чёрной повязкой на глазу, с ластящимся у ног чёрным котом. Александр невесело усмехнулся. В какую же нелепую ситуацию он всё-таки попал. Что происходит в этом чёртовом лесу? Это что, заколдованное место? Или это всё просто какой-то бред? В любом случае, ответ – в стенах этой старой деревянной хаты. Нужно попасть внутрь и обо всём узнать. Не съедят же его, в конце концов. На крайний случай у него есть пневматический пистолет.
Александр глубоко вдохнул, выдохнул и направился к избушке.
Земля под ногами звучно чавкала, густой туман неприятно холодил лодыжки и будто бы карабкался вверх по ногам. По мере приближения к дому парень начал ощущать неприятный запах. До боли знакомый запах. Где-то он уже с ним встречался, и когда Александр вплотную подошёл к избушке, он вспомнил. И это его не обрадовало.
Когда он был ещё мальчишкой, в те золотые школьные годы, летом ему часто приходилось бывать в деревне. Они всей семьёй ездили помогать по хозяйству бабушке и дедушке. То овощи собрать, то в коровнике убрать или почистить огород от сорняков. А ещё в деревне был огромный курятник – дедушкина гордость (пусть земля ему будет пухом). Этот курятник дед смастерил сам, даже создал там искусственную подсветку. Однако самым запоминающимся для Сашки был запах. Крепкий запах куриного дерьма. После того, как побываешь в дедушкином курятнике, это зловоние будет преследовать несколько дней, даже если напихать в нос мяты.
Так вот именно сейчас, в этом лесе, возле этой избушки, пахло именно куриным дерьмом. При чём запах был посильнее того, что был в дедушкином курятнике. Словно здесь где-то обитали сотни куриц (или одна большая-большая курица). Александр не видел укрытой туманом земли, но был уверен, что под избой навалены кучи говна. Кажется, избушка срала. Как это смешно и нелепо ни звучит, но это так. Однако это означает, что перед парнем стоит действительно избушка на курьих ножках. Ни механическая причуда, ни чья-то дурацкая шутка, а настоящая гребаная изба. Чем дольше Александр находился в этом лесу, тем больше ему всё это не нравилось. Но пора покончить со всем этим!
Парень ступил на почерневшие от сырости деревянные ступеньки и вздрогнул, когда те заскрипели под его ногами. Нехотя он поднялся на самый верх и остановился перед дверью. Что-то внутри говорило, упрашивало не заходить внутрь. Ничего хорошего его там не ждёт. Лучше развернуться и побежать прочь от этого странного места. Пусть придется провести ночь в лесу, но не здесь, не в этой избушке. Потому что в ней таится что-то более нехорошее, чем живые деревья…
Александр замотал головой. Что этот на него нашло? Неужели испугался? Какие избушки на курьих ножках, какие заколдованные леса в двадцать первый век? В век торжества разума над невежеством. Чёрт, да это всё какой-то глупый розыгрыш, не иначе. Парень усмехнулся и громко постучал в дверь. Избушка слегка качнулась, и Александр услышал чьи-то шаги. Довольно странные шаги – одна нога ступала мягко, чуть пришлепывая, а вторая… Вместо поступи второй ноги слышался резкий громкий стук. Удар кости о дерево. Удар костяной ноги о прогнившие доски деревянного пола. Потемневшая серая палка вместо ноги, палка со стершимся расщепленным концом…
Господи, да хватит уже! Александр мотнул головой, отгоняя от себя глупые фантазии.
Шаги становились всё громче. Хозяин (или хозяйка?) приближался к двери. Несмотря на голос разума, сердце Александра чуть не выпрыгивало из груди. Кто же сейчас откроет дверь? Может, монстр?
Шаги стихли у самой двери. Какая-то возня. Звук отодвигаемого засова. Дверь открывается.
Александр замечает, как дрожат его колени. Вдруг захотелось помочиться (не хватало ещё обоссаться, истерично думает он).
Дверь продолжает медленно открываться, будто кто-то специально растягивает удовольствие, желая свести с ума ночного гостя.
Наконец дверь открывается полностью, из избы льется тусклый неровный свет, чувствуется дыхание растопленной печи и приятный аромат домашней кухни.
На порог выходит молодая девушка, облаченная в легкий шёлковый, цвета спелой клубники, халат. Мягкая ткань подчёркивает прекрасную фигуру девушки и, доходя лишь до колен, открывает взору красивые белоснежные ноги. Оставалось только догадываться, что могла такая красавица делать в этой глуши.
Александр от изумления, раскрыл рот и даже спустился на одну ступеньку. Все его страхи сняло как рукой.
- Добрый вечер, – сдерживая смех, произнесла девушка. – Вы из компании?
- Д-да… – растерянно ответил парень.
- Проходите, наверное, вы продрогли до самых костей, – проговорила девушка, и Александру почему-то не понравилась последняя фраза.– Вижу, что вы удивлены. Правда, это чудо-избушка?
Александр что-то промычал в ответ и прошёл внутрь. Дверь за ним закрылась сама.
- Я заблудился, у вас есть телефон?
Девушка улыбнулась.
- Все теряются в этом лесу. Это очень запутанный лес. Давайте вашу куртку.
Так и не поняв, есть ли здесь телефон или нет, Александр отдал верхнюю одежду. В темном коридоре пустовала единственная вешалка, куда и была повешена куртка. Сразу же здесь валялась пара больших потрепанных тапок.
- Наденьте тапочки, пол холодный.
Девушка подтолкнула Александру тапочки, и вслед за ней откуда-то из-за угла парню в ноги бросился в ноги огромный комок чего-то чёрного с блестящими желтыми точками.
Александр отскочил назад, прижавшись к двери.
- Господи! – вырвалось у него, когда он разглядел жирного чёрного кота.
- Это Баюн, – засмеялась девушка. – Старый котяра уже давно не ловит мышей, но всё ещё бегает за шнурком.
Девушка посмотрела на парня, и ему показалось, что в её зеленых глазах нет ничего, похожего на человеческий взгляд. Он не знал, почему, но чувствовал. Просто чувствовал, как чувствуют спиной чужой взгляд. Скорее, это глаза змеи, гипнотизирующей свою жертву.
- Кот Баюн? – программист нервно усмехнулся. – Как в сказке.
- Пойдемте, я вас хоть чаем согрею, – ответила девушка и направилась в комнату.
И каждый её шаг сопровождался резким неприятным стуком. Будто к одному из её тапочек был прибит тяжёлый каблук.
Всё равно это всё как-то странно, даже если у неё такой классный зад, подумалось Александру.
Они прошли в огромную комнату, в дальнем конце которой расположилась огромная печь. Посреди стоял большой коричневей стол, по бокам – два стула. На каждой стене висело по керосиновой лампе. И нигде ни одной электрической лампочки, ни единой розетки. Вообще ничего, что напоминало бы об электричестве.
- Извините, у вас что, нет света здесь? – спросил Александр, усаживаясь за стол.
- Есть, конечно, просто часто отключают. Но должны скоро включить. Сейчас я заварю вам чай, чтоб обогреться немного.
Девушка вышла из комнаты. Александр остался в комнате один, но его почему-то не покидало чувство, что за ним кто-то наблюдает. Чтобы как-то отогнать от себя неприятное ощущение он занялся разглядыванием комнаты, пытаясь всё-таки обнаружить хоть какой-то намёк на двадцать первый век. Но ничего не говорило о том, что здесь знакомы с современной цивилизацией. Казалось, время вернулось назад на пару веков, и Александр очутился в старорусской избе, когда лампочку замещала лучина, а все пищевые приготовления производились на печи… Александр совершенно углубился в свои размышления, и не заметил, как на стол запрыгнул кот. Он медленно прошёлся по поверхности и уселся перед самым лицом программиста.
- Ну, что, котяра? – спросил Александр и осёкся, посмотрев в глаза коту.
Что-то было не так в этих глазах. Какие-то они странные. Будто бы бездонные. Смотришь в эти чёрные зрачки и не видишь ничего, кроме засасывающей темноты. Чёрная пропасть. Может, это игра теней? Александр пытался всмотреться, чтобы увидеть дно, но чем больше он пытался проникнуть вглубь, тем больше терял ощущение реальности. Он уже даже не удивлялся этому взгляду, в котором было явно больше, чем во взгляде обычного животного. Его зачаровали эти глаза. С ним такое иногда бывало, когда после долгого рабочего дня он смотрел, как секретарша заполняет бланки отчетов. Его просто завораживал процесс скольжения ручки по бумаге. Он мог так неотрывно следить за этим процессом, пока не начинали слезиться глаза или секретарша не отпускала по этому поводу какую-нибудь шуточку… Но глаза этого кота ещё больше уносили вдаль. Александр перестал замечать окружающие его стены, светильники, как будто они просто растворились в темноте, перед взором остались лишь зрачки животного. Тело вдруг обмякло, и по нему разлилась приятная томящая нега. Странное чувство удовлетворения и равнодушия заполнило разум. Куда-то подевались все опасения и проблемы, никаких лиц, никаких воспоминаний. Только глаза этого кота. Как приятно смотреть на них…
- А ну брысь! – донеслось откуда-то из-за спины, и кот с недовольством отвернулся от Александра.
Парень моргнул и удивленно замотал головой, не сразу вспомнив, где он находится.
- Наверное, вы задремали? – улыбнулась девушка, расставляя на стол чашки с большого подноса.
- Наверное, – растерянно ответил Александр, с удивлением поглядывая на кота.
- Ну, сейчас вы выпьете моего чаю, и сон как рукой снимет. Попробуйте.
Программист отхлебнул из кружки теплую сладковатую жидкость и тут же почувствовал, как вместе с чаем по телу разливается тепло.
- И, правда, хороший чай.
- Пейте-пейте, замерзли-то как.
- А у вас есть телефон? – спросил Александр, не особо надеясь на положительный ответ.
- Конечно, есть. Допивайте чай, и я вас провожу, позвоните домой, там, наверное, уже волнуются за вас.
- Хорошо. И ещё… э-э-э… Извините, конечно, за бестактный вопрос… э-э… вы живете здесь одна?
Девушка улыбнулась и многозначительно посмотрела на своего гостя.
- Совсем одна. Знаете, иногда так скучно бывает, особенно без мужского общества.
- Да, плохо, – поддакнул Александр, отхлебнув из чашки.
Он смотрел на девушку и подумал, что мог бы с ней хорошо расслабиться. Она, вроде как, даже и не против. Конечно, он ещё ни разу не изменял Лене, но… всё бывает в первый раз. Тем более, один раз можно. Тем более, никто об этом не узнает. Парень сделал очередной глоток и почувствовал, как в голове начинает кружиться легкий туман. Как будто он только что накатил сто грамм. Откуда-то появилось беспричинное веселье и крепкая уверенность в том, что он затащит эту хозяюшку в постель.
- Очень у вас хороший чай, – сказал парень. – А у меня есть предложение, может, перейдём на ты? Мне даже как-то и непривычно такую молодую и красивую женщину на вы называть. Меня, кстати, Саша зовут.
- А меня Яна, – улыбаясь, ответила девушка. – Хорошо, давай на ты. Ещё чайку, может?
- Нет, спасибо, этого хватило, чтобы согреться. Хороший чай.
- Тогда, может, пройдем в спальню, ты полежишь, отдохнёшь, пока свет не дадут?
- Да, хорошо… А ты рядом ляжешь?.. А то я один боюсь.
Девушка засмеялась и закивала головой. Они вдвоём встали из-за стола и направились в спальню. Вставая, Александр с удивлением обнаружил, что еле держится на ногах. Но теперь его это мало волновало. Сейчас ему предстояло куда более интересное занятие. Он усмехнулся и на ватных ногах направился вслед за девушкой. За Яной. Кстати, Яна – очень похоже на Яга. По крайней мере, если она и Яга, то не баба, а девушка-с-красивой-попкой-Яга. Александр не удержался и засмеялся за спиной девушки. Что-то он совсем опьянел, хотя не брал в рот и капли.
- Что тебя так насмешило? – спросила девушка.
- Да так, вспомнил о своём.
Они прошли в спальню. Внутри царил полумрак, но Александру удалось различить большую двуспальную кровать и – к несказанной радости – небольшой столик с ночником. Значит, здесь действительно есть электричество. Можно расслабиться. Никаких чудовищ и монстров. Просто одинокая девушка в лесной глуши. Конечно, может, немного странно, но в целом всё в порядке…
- Я так истосковалась по мужским ласкам, – вдруг проговорила Яна на самое ухо Александру и поцеловала его.
Он обхватил её за талию и прижал к себе. Почувствовал, как её упругая грудь прижалась к его телу, и после этого он дал волю своим рукам.
Они разделись и завалились на кровать. До чего же она красива! Яна уселась сверху на Александра и последнее, о чём он успел подумать, это о том, что он хотел позвонить. После этого его разум утонул в волнах оргазма.
Никогда ему не было так хорошо, даже с Леной. Наверное, иногда стоило разнообразить свою семейную жизнь, а то со временем можно и забыть, что такое хороший секс
- Господи, у меня такого ещё не было, – проговорил он, сдерживая зевоту.
- Поспи, ты же устал, – прошептала девушка, положив свою голову на грудь Александра.
- Но мне же надо идти, – ответил парень, прикрывая глаза.
Ему так хотелось спать. Он просто не дойдет, если прямо сейчас встанет и уйдёт. Всё равно его уже ищут, так что лишние полчаса роли не играют. Полчаса он поспит, а потом пойдёт обратно, дадут в этом доме свет или нет…

* * *

Грустная, с заплаканными глазами девушка сидела на диване, зажав в руках радиотелефонную трубку. Её волосы беспорядочно растрепались по сторонам, но сейчас ей явно было не до своей причёски. Она кого-то ждала.
Господи, это же Лена. Моя любимая Леночка. Она меня ждёт. Она меня любит и теперь ей больно, потому что меня нет рядом с ней. А я лежу на кровати с едва знакомой женщиной и наслаждаюсь теплом постели и её тела.
Александр открыл глаза и обнаружил себя лежащим на полу. Он поднял голову и тут же опустил её обратно, не в силах терпеть раскалывающей боли. Такое чувство, будто он выпил вчера литр водки, а теперь расплачивается за веселье. Но он ничего не пил. И вчера не был на празднике.
Чёрт, где же я нахожусь, спросил он сам себя и не нашёл ответ на этот вопрос. Последнее, что он помнит, это то, как ему позвонили и сделали заказ… Стоп! Теперь всё вспомнил. Он пришёл в избушку на курьих ножках, трахнул хозяйку и уснул. Только засыпал он рядом с Яной, в кровати, а вот проснулся на полу и уж точно не в спальне. И ещё, почему, чёрт возьми, ему так жарко? Даже дышать тяжело. Сколько времени он здесь пролежал? Парень потянулся к карману с мобильником и обнаружил, что он совершенно голый. Абсолютно без ничего. Вот это уже совсем странно. Он почесал затылок и замер. Провёл ладонью по голове. Вместо привычного ощущения жёсткого ёжика под рукой он нащупал гладкую лысину. Похоже, его побрили. Что за шутки такие? Может, у хозяйки этого дома такое своеобразное садомазохистское развлечение? Но Александра это совершенно не устраивало. И как он теперь объяснит Лене свою лысину? Скажет, что его случайно побрили? Где эта Яна? Нужно обо всём ее расспросить. Программист собрал все свои силы и с огромным трудом поднялся на ноги. Стало ещё жарче, как в хорошо натопленной бане. Впереди он увидел небольшую дверь и висящую над ней еле горящую керосиновую лампу. Рядом с дверью расположилось небольшое окошко без стекла. Александр осмотрелся, но не увидел ничего кроме черных закопченных стен и многочисленных отверстий на потолке и в стенах. Довольно странная комната. Парень подошёл к двери и толкнул её. Закрыто. Он посмотрел в окошко. Снова пустая комната, в дальнем конце лишь стоял большой стол и грубая деревянная скамья. Над столом висела длинная полка, но что в ней находилось, Александру не удалось рассмотреть. Парень, сложив руки рупором, прокричал:
- Хозяйка! Я уже проснулся.
Через полминуты откуда-то слева послышались шаги. Всё те же странные шаги – поступь одной ноги шаркающая, поступь другой – громкий резкий стук. Шаги смолкли, и послышался скрип открываемой двери. В комнату вошла Яна, у её ног вился кот Баюн, который почему-то вызывал у парня неприятные ассоциации.
- Выспался, касатик? – спросила Яна, и от её голоса у Александра побежали мурашки. – Ну что, понравилось?
Она засмеялась скрипучим каркающим смехом. Словно это был голос не молодой женщины, а столетней старухи.
- Что у тебя с голосом? – спросил Александр.
- С голосом? А что? – удивилась она. – Всю жизнь, сколько себя помню, был такой голос.
- А почему я в этой комнате?
Яна усмехнулась, и вместо белоснежных зубов Александр увидел желто-коричневые кривые клыки.
- Все задают этот вопрос, и ты не исключение, – ответила Яна.
- Кто все? – спросил Александр, ощущая, как внутри разрастается неприятный холодок, несмотря на то, что снаружи было жарко.
- Все – это все, кто здесь был. Хе-хе-хе.
Она засмеялась и произнесла фразу, которая заставила Александра забыть о своём похмелье.
- Все, кого я съела. А кости дала обглодать котику.
Программист деланно засмеялся.
- Разыгрываешь, да? Очень смешно. Но тебе нужно меня выпустить, а то меня уже ищут, наверное. Мне пора идти.
- Тебя ищут, я знаю, – сказала Яна. – Ленка вся извелась уже, покоя себе не находит. Я-то знаю. Но тебя никто не найдёт, не волнуйся. В мой лес без моего ведома никто не войдёт. Разве ты не понял ещё? Здесь нет никаких компутеров.
Александр судорожно сглотнул. Он не мог понять, о чём ему говорил эта девушка. Шутит она или нет?
- Я ничего не понимаю…
- Сейчас поймёшь, котлетка моя, ох-ха-ха-ха, – хозяйка зашлась неприятным заливистым смехом, который продолжался где-то около минуты. – Последний, кого я съела, эта была наглая девка из какого-то агентства. Её кожу я использовала, чтобы соблазнить тебя. Держи свою красавицу!
С этими словами Яна схватила себя за правую щеку, оттянула кожу и оторвала от своего лица кусок мяса. Кожа оторвалась с глухим щелчком, и в образовавшееся отверстие выглянула дряблая серая шкура. То, что осталось в руке у хозяйки, она бросила в Александра.
- Господи! – прошептал он и отскочил назад, когда влажный кусок кожи со шлепком врезался ему в лоб.
Он с отвращением отшвырнул от себя чужую плоть и принялся вытирать лицо, ощущая запах протухшего мяса.
- Куда же ты? Иди и досмотри, кто твоя красавица-а-а-ха-ха-ха, – хозяйка вновь зашлась лающим истерическим смехом.
Александр подбежал к окошку и закричал:
- Выпусти меня, сумасшедшая! Меня уже ищут!
- Выпусти меня сумасшедшая! Меня ищут! – перекривляла хозяйка. – Меня зовут Яга, баба-Яга! И я тебя съем, мой Иванушка-дурачок. Хо-хо-хо!
Программист приник к окошку и увидел, как старуха просунула пальцы под белоснежную кожу, покрывающую её лицо, и принялась сдирать с себя эту страшную маску. Кожа с легкостью отходила от старушечьего лица, словно апельсиновая кожура от мякоти плода.
- Она была очччень вкусной! Надеюсь, ты тоже будешь лакомым кусочком! Чувствуешь, как топится моя печка? Она только разгорается, а через час-другой ты уже будешь жареньким - прежарененьким, касатик.
- Выпусти меня! – повторял Александр, всё ещё не веря в случившееся.
Ему казалось, что он сейчас откроет глаза и проснётся. Всё это сон. Такого не бывает на самом деле. Такого не бывает. Просто не может быть. Это же сказка. Бабы-Яги на самом деле не существует, это вымышленный персонаж. Это просто всё… это… это чёрт знает что!
Старуха содрала оставшуюся часть лица, и перед Александром открылось истинное лицо его хозяйки. Теперь вместо милого приятного личика Яны на Александра смотрела лысая голова с язвами на черепе и с огромными острыми ушами с мочками, спускающимися чуть ли не до самого подбородка. Серо-желтое лицо изрезано глубокими морщинами, длинный кривой нос своим острым кончиком касался верхней губы, щёки запали внутрь, неестественно алые губы выпирали наружу, словно два огромных пельменя. И единственное, что оставалось живым на этом старом уродливом лице – это огромные зеленые глаза. Только они блестели живым огоньком, да только мало было в этом пламени от человеческого.
Александр попятился назад и прижался спиной к одной из стенок. Как только кожа коснулась стены, раздалось шипение, какое обычно бывает, когда на раскаленную сковороду бросают кусок сырого мяса. Александр с воем отскочил от стены и упал на колени. Снаружи послышался смех старухи, и секундой позже она просунула корявую руку в окно и что-то бросила к ногам парня. Он посмотрел на пол и увидел сочащуюся кровью женскую грудь. На какое-то мгновенье ему показалось, будто грудь пульсирует, словно её только что отрезали от живого человека, и он в ужасе отшатнулся назад. Желудок отчаянно дёрнулся, и если бы программист недавно поел, его бы точно вырвало. Но он ничего не ел больше шести часов.
Снаружи тем временем что-то булькало и чавкало. Александр поднялся и медленно направился к окошку. Он должен был увидеть полностью, с кем же переспал сегодня. Какое чудовище его оттрахало.
Старуха почти полностью содрала с себя чужую кожу, и теперь снимала штаны. Штаны из человеческой кожи. Когда хозяйка управилась с ногами, она отбросила кожу в сторону и посмотрела на своего гостя.
- Я тебе нравлюсь? – она расставила руки в стороны и дико захохотала.
Александр с отвращением смотрел на дряблую серую, как у змеи, кожу, на обвисшие груди, волосы, торчащие из подмышек, волосы, которые выросли у неё на животе и ногах. Неимоверно длинные корявые руками заканчивались такими же длинными пальцами и корявыми когтями. И её ноги. Вернее, одна нога – с огромными коленным суставом и
длинной ступнёй. Роль второй ноги выполняла деревянная грязно-белая жердь, неуклюже пришитая к обрубку правой ноги. Вот теперь всё стало на свои места. Понятно, почему каждый её шаг сопровождался стуком.
И я с ней спал, с ужасом подумал Александр и дал себе обещание, что, если останется в живых, больше ни с кем и никогда не изменит своей жене.
- Ну, как я тебя отымела? Хочешь, ещё разочек на прощание? Засунешь своего удальца в мою маленькую норку?.. – старуха вновь засмеялась, и на этот раз она смеялась так долго и громко, что могла бы умереть, будь обычным человеком.
- Да пошла ты! – прокричал Александр. – Выпусти меня отсюда!
Он отошёл от окна и принялся колотить в дверь.
- Я через час приду, посмотрю, как ты тут запекаешься, – донеслось из комнаты. – Баюн, присмотри за ним.
Старуха вышла, и в комнате воцарилась за исключением. Через некоторое время возобновилось чавканье, которое Александр уже слышал. Парень подошёл к окну и осторожно выглянул в комнату. Он увидел кота, который доедал разбросанные на полу остатки кожи и мяса. Кот повернулся, посмотрел на парня и – невероятно – подмигнул ему, а затем вновь вернулся к своей трапезе. Желудок вновь сжался в животе, и Александр упал на колени, подумав, что он всё-таки проблюётся. Но снова ничего не произошло.
А внутри становилось всё жарче. Даже в тусклом свете программист видел, как из щелей в стене и потолке струятся горячие потоки воздуха.
Вот это попал, подумал он. Неужели для него это конец? Неужели вся его жизнь, счастливая жизнь, закончится здесь, в пасти этой старухи. Причем в пасти – в буквальном смысле. Неужели это всё правда? Что же ему делать? Может быть, его найдут прежде, чем он сгорит заживо (при этой мысли его передёрнуло). Но это вряд ли. Его никогда не найдут, тем более в этом лесу. Если бы кто-то (кто остался в живых) видел раньше эту избу, она не осталась бы незамеченной. Это же такая сенсация – избушка на курьих ножках. Интересно, она действительно живая, какой-то неизвестный науке гибрид, или этот всё же чудо техники? Господи, да о чём он сейчас думает? Ему сейчас необходимо решить, как он выберется из всего этого дерьма, а не гадать, настоящая эта изба или нет. Нужно думать. Что реально есть: закрытая комната, в которой температура повышается с каждой минутой, голые обугленные стены и ничего более. Ну, ещё маленькое окошко, в которое пролезет разве что рука.
Стоп! А что если ему попробовать просунуть руку и открыть дверь с той стороны?
Александр подошел к кошку и попытался рассмотреть, на какой замок заперта дверь. Вывернув голову, он смог увидеть, что дверь держит лишь засов, который ничего не стоит поднять. Парень до отказа просунул руку в окошко и принялся шарить по двери, пытаясь нащупать деревянную палку, служившую замком. Кончиком среднего пальца он ощутил жесткий выступ засова и попробовал ухватиться за него. Однако палец цеплял лишь самый край засова. Ему не хватает всего лишь пары сантиметров (как в каком-нибудь фильме, подумалось ему). Он попытался просунуть руку ещё дальше, до боли вжавшись плечом в стену. Ещё один сантиметр отвоёван. Александр ногтями двух пальцев упёрся в засов и принялся его медленно поднимать. Деревяшка слегка сдвинулась с места и поползла вверх.
Господи, спасибо тебе! У меня всё получается! Только бы выбраться отсюда, и я пойду в церковь и поставлю свечку! Только бы…
В комнате вдруг слышится тихое шуршание, мяуканье, вновь шорох и Александр внезапно чувствует такую жгучую боль левой руке, что кричит от боли. Он всовывает руку обратно и видит, что его левая рука лишилась половины среднего и указательного пальцев. Секундой позже из соседней комнаты доносится хруст и чавканье.
Александр стоит и смотрит на свои дрожащие пальцы, из них брызжет кровь на его лицо, и боль клешнями расползается по телу. Как это произошло? Как такое могло произойти? Программист чувствует, как в глазах начинает темнеть, и в ноги наливается предательская слабость. Наверное, это травматический шок, он об этом где-то слышал. Сейчас он потеряет сознание и уже никогда не проснётся. Но он не может, не имеет права. Его ждёт Лена, Леночка, зайчик. Как же она без него? Он не может её подвести. Он должен её увидеть. Мысли о жене охлаждают его рассудок, и Александр обхватывает свои раненные пальцы у основания и крепко их сжимает, пытаясь остановить кровь. Как скоро остановится кровотечение? И остановится ли вообще? Кажется, в школе они учили, что если идёт кровь, необходимо руку опустить вниз. Или поднять вверх? Наверное, вверх. Парень поднял руку вверх, продолжая сжимать пальцы у основания, но кровь продолжала стекать вниз по руке. Чёрт, ещё немного, и он умрет от потери крови. Что же делать? Что делать?
Этот вопрос панически застрял в голове Александра, и некоторое время он ни о чём не мог думать, лишь повторяя про себя два слова: что делать?
Ты снова поддаешься панике, проговорил голос рассудка. Не теряй самообладания. Ты же программист. Ты логик. Ты должен анализировать и думать. Думай.
Что ещё можно сделать? Что делают в фильмах? Перевязать пальцы? Но нечем. Обработать перекисью водорода (это он запомнил от мамы)? Так здесь об этом и речи не может идти. Прижечь раскаленным железом? Да где он возьмет его? Он совсем бессилен. Александр посмотрел под ноги и увидел, что за несколько минут натекла маленькая лужица крови. И вдруг программист увидел то, что ему было нужно. И когда он увидел это, у него в голове родилось сразу две идеи.
От лужи его собственной крови вниз к стенке протянулась небольшая полоска крови. Очевидно, пол был неровный, и кровь медленно стекала к стенам. Там, где кровь соприкасалась со стеной, она кипела. Значит, стены имеют достаточно большую температуру. Значит, Александр сможет прижечь рану. Конечно, это больно, но… Его ждёт Лена. Ради неё он готов на всё. Парень стиснул зубы и прижал половинки пальцев раной к стене. Кости обрубков уткнулись в стену и слегка скрипнули. Кровь зашипела и задымилась. Кожа по краям раны приобрела серый оттенок. Александр замычал, до боли в челюсти сжимая зубы. Пульсирующая боль расползлась по всей руке, в нос ударил запах собственной жареной плоти. Александр продолжал удерживать руку на раскаленных деревяшках, и в какой-то момент от боли и горелого сладковатого запаха мяса он начал терять сознание.
Нет, я не смею, я не могу… Вдруг боль стала уменьшаться, перестал печь воздух, и Александр упал, окунувшись в темноту.

* * *

- Ого! Моя котлетка скоро будет готова! – раздался откуда-то из темноты скрипящий голос старухи. – Баюн, неужели он уже испустил дух? И зачем ты оттяпал ему пальцы? Что, говоришь? Пытался убежать? Вот негодяй! Ну и поделом ему! А я сяду и досмотрю, как он дожарится.
Александр открыл глаза. Сколько он проспал? По-видимому, не так уж и долго (в противном случае, он уже зажарился бы). Однако в комнате стало невыносимо жарко. Было больно дышать. Раскалённый воздух обжигал рот, нос и горло. Но до лёгких он ещё успевал остывать. Парень посмотрел на свои обугленные пальцы и удовлетворенно отметил, что кровь остановилась. Но кожа по всему телу покраснела. Как будто он весь день провел под палящим солнцем (однажды с ним такое случилось, когда он приехал отдыхать на море). Кое-где кожа вздулась маленькими белыми пузырями. Это уже ожог называется, подумал он. Ещё чуть-чуть, и я уже никуда не убегу.
Александр медленно поднялся и, стараясь не делать резких движений и быстрых вдохов, дабы воздух не обжигал кожу, направился к окошку. Пришло время приступать к выполнению плана побега. И первое, ему необходимо избавиться от старухи. Всё-таки нет худа без добра, подумалось ему. Если бы ему не откусили два пальца, он не увидел бы, как кровь закипает у стены, а, значит, ему бы не пришла в голову идея, как избавиться от этого кота.
- Эй, жаба! – сказал парень, подойдя к окну. – Я ещё жив!
- Помалкивай! – злобно бросила старуха. – Скоро ты уже сдохнешь.
- Может быть. Тебе с твоим кривым носом виднее. Только хочу тебя обрадовать. В мой мобильный телефон встроен ДОМП. Знаешь что это такое?
- Да мне плевать, что в твоем телепоне!
- Вот и хорошо. Только ДОМП – это датчик определения местонахождения. Это значит, что мои друзья знают, где я нахожусь, уродина! Жду их с минуты на минуту!
- Ты меня дуришь, скотина! – прошипела старуха.
- Конечно, дурю. Только если ты увидишь, как там мигает зеленая лампочка, значит, меня уже ищут! Когда придут мои друзья, они тебя скормят собакам, сука! Поняла?
Хозяйка издала неприятный гортанный звук, напоминающий угуканье филина, и вышла из комнаты.
Отлично, пусть проверяет. Конечно, никакого датчика там нет, но на телефоне постоянно мигает зеленая лампочка. Вот старуха обозлиться, когда увидит это. Конечно, она разобьет телефон, но главное, что она вышла. Теперь вторая часть.
Александр медленно повернулся и осмотрел пол. Так, всё на месте. Он не спеша подошёл к женской груди, которую старуха потрудилась закинуть к нему в печь, и поднял её с пола. Орган уже слегка сморщился, кожа покраснела, но кровь всё еще вытекала. Парень подошёл к стене и прижал грудь со стороны кожи к стене. Плоть зашипела и завоняла. Александру вновь показалось, что грудь шевелится, он даже будто бы почувствовал под пальцами едва уловимую пульсацию. Однако теперь ему было плевать на это, если, конечно, он не хотел, чтобы какой-нибудь из его органов вот так небрежно валялся на полу. Через минуту из рваного отверстия полилась кипящая кровь. Орган обжигал руку, но Александр продолжал сжимать женскую грудь. А вот теперь нужно действовать быстро.
Парень побежал к окну, не обращая внимания на обжигающий раскаленный воздух. Правую руку с зажатой грудью он просунул в окошко и громко проговорил:
- Киска! Баюнчик, я собираюсь убежать! Иди отцапай мне пальцы!
Александр посмотрел в щель между своей рукой и краем окна и увидел, как кот подкрадывается к двери. Давай-давай, ещё чуть-чуть. Сейчас я угощу тебя вкуснятинкой. Не такой уж ты и умный. Кот подошёл совсем близко. Он присел на задние лапы и приготовился к прыжку. Так, теперь самый ответственный момент, главное не промазать.
Кот прыгает, открывая широкую пасть с острыми длинными зубами.
Александр запихивает горячую грудь в пасть коту, чувствует прикосновение зубов к своей коже и отпихивает животное назад. Баюн отскакивает назад, пятится и натыкается на стену. Он обнажает желтые изогнутые когти, вытаскивает грудь из своей пасти и громко ревёт. Программист в это время правой рукой нащупывает засов и начинает поднимать его вверх. Воздух в комнате невыносимо жжет всё тело. Александр чувствует, как в некоторых местах тела лопаются пузыри, и из них вытекает горячая жидкость. Засов соскальзывает, и парень вновь тянет его вверх. С третьей попытки он открывает дверь и выбегает наружу. Глубоко вдыхает прохладный воздух и на секунду закрывает глаза, наслаждаясь холодным воздухом этой комнаты. Он вытаскивает засов из петель и подходит к коту, который лапами трёт себе морду и языком облизывает обожженный нос, не замечая подходящего к нему Александра.
- Получи, сука, привет от моих пальцев! – кричит Александр и бьет кота палкой по голове.
Бум! С тупым неприятным звуком деревяшка врезается в череп животного. Кот заваливается на бок, и из его носа течёт кровь. Программист вновь бьет по голове животное, лупит и лупит, не в силах остановится. Наконец, когда череп зверя лопается и из ушей хлещет кровь, парень опускает палку, берёт кота за хвост и тащит его в комнату-печь. Он бросает кота к самой стенке и закрывает дверь на засов. С котом покончено. И откуда у него взялось сил перекусить кости пальцев? Всё-таки необычный кот.
Александр идёт к выходу из комнаты и замечает, для чего же предназначалась длинная полка, висевшая над столом. В полке двухрядным строем стояли большие, местами проржавевшие ножи, с помощью которых старуха, очевидно, разделывала свои жертвы. Но теперь они тебе не понадобятся, бабушка. Больше ты никого не съешь. Александр выбирает самый большой нож и выходит из комнаты.
Он оказывается в коридоре, который тянется вперед метров на двадцать, и программист удивляется, как такой длинный коридор смог уместиться в такой маленькой с виду избушке. Но теперь не время об этом думать.
Александр бежит по коридору, представляя, как он сейчас разделается со старухой. Как он проткнёт её дряблое тело. Да, он зарежет её как свинью! Его переполняли злость и возбуждение, зажатый в руке нож тускло поблескивал в свете керосиновых ламп, и на короткое мгновение парню даже показалось, что это он маньяк, а не хозяйка этого дома. Что ж, может и так. Может, теперь он превратился в убийцу, хотя раньше ему не приходилось убивать никого, крупнее лягушки.
Он добежал до конца коридора и остановился перед чуть приоткрытой дверью. Парень заглянул в щель и увидел, что дверь вела в спальню, где он трахался с этой мерзкой тварью. В дальнем конце комнаты, усевшись прямо на пол, в его вещах копошилась хозяйка, очевидно, разыскивая мобильник. Она был одета широкий грязный халат, местами заштопанный грубой рукой.
Александр ещё крепче сжал нож, отдышался, пытаясь немного успокоить выскакивающее из груди сердце, и распахнул двери.
Старуха подняла голову и выпучилась на Александра. Её широко открытые глаза настолько вылезли из орбит, что, казалось, сейчас вывалятся из своего ложа и покатятся по полу, словно теннисные мячики. Хозяйка бросила вещи Александра на пол и зашипела.
- Не ждала, сука? – спросил парень и прошёл в спальню. – Думала, съешь меня?
Он направился к старухе, вытянув вперёд руку с ножом. Рука слегка дрожала от возбуждения, по правому боку скатилась холодная капелька пота, оставив за собой зудящий след. Сейчас этой Бабе-Яге мало не покажется. Он посмотрел прямо в глаза хозяйке этого сумасшедшего дома, но в её взгляде не увидел страха или паники, а лишь удивление и злость. Может, сумасшедшие не боятся смерти, подумал Александр и остановился в двух шагах от хозяйки. Теперь осталось проткнуть её вонючее старое брюхо. Просто подойти и вонзить лезвие в живот. Нет ничего проще. Отмстить за себя… Но готов ли он на это? Теперь, стоя перед ней, программист не был уверен, сможет ли он убить человека, даже такого конченого, как эта хозяйка.
- Что же ты остановился? Хочешь зарезать меня? Аль кишка тонка? – старуха засмеялась своим противным каркающим смехом, отчего у Александра защекотало в ушах.
- Заткнись, уродина! – прокричал Александр и вдруг понял, что не сможет убить её. Просто не сможет, и всё. – Где у тебя телефон? Я вызову сюда милицию, пусть она разбирается с тобой!
Старуха вновь загоготала и встала с пола.
- Тебе показать телефон? А нет его у меня!
Она сделала шаг к Александру, и расстояние между ними сократилось настолько, что парень мог дотронуться до старухи рукой.
- Стой на месте! – проговорил он и почувствовал в своем голосе неуверенность.
Зачем она подошла к нему? Разве не видит, что у него нож и он способен на всё?
- Ты не сможешь убить никого! – с этими словами старуха сделала ещё один шаг вперед, а парень – два назад.
- Стой, я сказал! Или я прирежу тебя! – проговорил Александр, но понял, что старуха не верит его словам, как и он сам.
- Не прирежешь, касатик! – ответила старуха и с неожидаемой прытью подскочила к Александру и схватила его холодными пальцами за предплечье правой руки.
Программист попытался выдернуть руку, но у него ничего не вышло. Кажется, положение немного изменилось, подумалось ему, и он пожалел, что сразу не убил эту тварь.
- И что ты теперь сделаешь? – старуха сжала руку Александра.
Раздался хруст. Хруст костей. Парень застонал и опустился на колени, нож выпал из его руки и кончиком лезвия впился в пол.
Как это могло случиться? Откуда в этом дряхлом теле столько силы? Александр поднял голову и посмотрел на старуху. Она изобразила на своем лице подобие улыбки и с яростным огоньком в глазах взирала на программиста, как бы спрашивая – ну и что ты теперь будешь делать?
Старуха выгнула руку Александра, и он упал на пол, чувствуя себя совершенно беспомощным.
- Отпусти, падла! – прохрипел парень.
- Сейчас отпущу!
Она наклонилась и взяла программиста за левую ногу, с лёгкостью подняла его, при этом его правое предплечье вновь прохрустело, качнула в сторону и с силой бросила вперёд. Александр пролетел несколько метров, перелетев через кровать, на которой полчаса назад занимался сексом с самой уродливой женщиной в мире, спиной врезался в стену, отскочил от неё, словно резиновый мячик, и упал на пол. Он медленно перевернулся на спину, попытался подняться, но каждая клеточка его тела воспротивилась этому, заставив лежать на полу.
Старуха подошла к Александру, взяла его за ногу и потащила к коридору, откуда прибежал парень.
- Нет, – простонал он. – Только не в печку.
- В печку, родимый, в печку, – и снова хохот.
Словно потрепанную игрушку, которая ничего не весила, его потащили по полу. Обожжённая кожа терлась о шершавый деревянный пол и местами облазила, образуя кровоточащую рану.
В последний момент Александру удалось схватить воткнутый в пол нож. Похоже, хозяйка списала его со счёта. А зря.
Старуха вышла в коридор и остановилась. Она принюхалась, сморщив свой длинный уродливый нос.
- Чем это пахнет? – проворчала она сама себе и двинулась дальше.
- Это твой кот жарится на ужин! – смеясь, ответил Александр.
Ему действительно было смешно. А что, есть над чем потешиться – за ним оставили присматривать кота, который отцапал у Александра по полпальца, а теперь этот самый кот жарится в печке. Ей- богу, как тут не рассмеяться?
- Что ты сделал с моим котом? – прошипела старуха и до хруста сжала лодыжку Александра.
Боль пульсирующей волной поднялась по ноге и окутала всё тело. Парень закричал. Несмотря на бессилие после полёта через всю комнату, он сумел подтянуться к старухе и что есть силы полоснул её ножом по руке. Лезвие на удивление легко разрезало кожу, прошло сквозь мышцу и с шуршащим звуком черкануло по кости. Кровь хлынула из раны, и Александр удивился, что кровь красного, а не чёрного цвета. Значит, она человек. Всё-таки живой человек, а не зомби или ещё кто-то.
Старуха взвыла так громко, что у Александра засвистело в ушах. Он бросил нож и зажал уши руками, ожидая, что его барабанные перепонки вот-вот лопнут. Рука хозяйки отпустила ногу Александра и взметнулась вверх, словно она кому-то салютовала.
Избушка вдруг зашаталась. Старуха продолжала кричать, тупо уставившись на свою руку. Александр схватил с пола нож и подполз к старухе. Если он не сможет её зарезать, то, по крайней мер, пришпилит к полу.
Из-под длинного халата торчала длинная ступня с изогнутыми когтями на пальцах. Её единственная ступня. Александр размахнулся и что есть мочи вонзил нож в ногу хозяйки. Лезвие прошло насквозь и воткнулось в пол.
Крик старухи усилился. Александр вновь попытался встать, но тело отказалось его слушаться. Возможно, он сломал себе позвонок, и теперь больше никогда не сможет ходить. Но при сложившихся обстоятельствах – это неплохой расклад. При этой мысли он хрипло засмеялся и пополз вперед, подтягивая тело руками. Старуха продолжала реветь, словно огромный зверь, изба раскачивалась из стороны в сторону, и программист представил, как куриные ноги этого чёртового дома перетаптываются с места на место. Если бы у него были силы, он перерубил бы и эти лапы. Может, если он выберется из этой передряги, он вернётся сюда и сожжёт эту проклятую хибару. Вообще весь лес сожжёт. И после этого больше никогда не пойдёт ни в какой лес. Программист дополз до конца коридора, переполз через дверной проём, и в этот момент старуха перестала кричать. Александр подумал, что она потеряла сознание и оглянулся – увидел, как старуха пытается вытащить из ноги нож. Правая рука её безвольно висела, из раны хлыстала кровь, но левая рука оставалась работоспособной и вполне могла на несколько минут сжать горло Александра. Эта мысль прибавила ему сил, и он быстрее заработал руками, цепляясь за деревянные бревна пола и подтягивая своё тело.
- Я доберусь до тебя! – послышалось за спиной, и теперь в голосе старухи не было ни веселья, ни ехидства.
Теперь там была только ярость.
Александр услышал, как по полу застучала костяная нога хозяйки. Значит, она идёт за ним. Идёт, несмотря на проткнутую ступню и перерезанную правую руку. Программист оглянулся.
Хромая, с перекошенным лицом, с ножом в левой руке, хозяйка медленно, но верно приближалась к парню. Если он не встанет на ноги, она догонит его и разрежет на кусочки. На маленькие мелкие кусочки, которые пожарит на сковородке и с аппетитом съест. Чудный будет ужин после такой охоты. Александр закричал сквозь сомкнутые зубы и снова попытался встать. Острая боль пронзила поясницу и ноги, но ему удалось согнуть ноги и подняться на колени.
- Ты не уйдешь от меня! – прокаркала старуха.
Морщась от боли, перебирая коленями по полу, Александр добрался к двери, ведущей из спальни в комнату, где он пил чай. Программист отпер дверь и вышел в комнату.
- Ты не уйдешь из моего леса!
Александр вновь оглянулся посмотреть, как далеко он ушел от старухи. Хозяйка уже стояла у входа в спальню, и когда Александр увидел её, то понял, что, возможно, для него всё кончено. Старуха стояла с поднятой рукой и целилась ножом в парня.
- Держи!
Она метнула нож в сторону Александра. Программист бросился в сторону, однако не успел. Со свистом лезвие вонзилось ему в правое плечо, проткнуло его и вышло из лопатки, оставшись там торчать. Парень завалился на бок, подкошенный острой обжигающей болью.
Но ей всё равно меня не съесть, с тупым упрямством подумал Александр, поднялся на колени и двинулся дальше, пытаясь не замечать торчащего в его теле ножа. Когда он поравнялся со столом, то споткнулся о неровность пола и упал. Рукоять ножа упёрлась в пол, и лезвие ещё больше продвинулось вперёд. Александр закричал от режущей боли, позади послышался хриплый смех старухи.
- Не дождешься! – прошептал парень.
Он поднялся на колени, ухватился за край стола, подтянулся и встал на ноги. Слегка пошатнулся, но удержался на ногах. Левой рукой он ухватился за рукоять ножа и резко выдернул его из своего плеча. Как только лезвие вышло из раны, хлынула кровь. Александр сорвал со стола скатерть, оторвал от неё небольшую полоску и прижал её к ране на плече. Не оглядываясь, он на полусогнутых ногах двинулся к коридору. Старуха была позади уже совсем рядом, её костяная нога стучала по полу, слышалось хриплое тяжелое дыхание. Программист вышел в коридор и направился к вешалке, где висела его куртка. В куртке лежал пневматический пистолет. Конечно, патроны в нём не боевые, но и жесткая резина пуль могла доставить массу неприятных ощущений. Возможно, пистолет – его единственное спасение.
Старуха в комнате остановилась и что-то подобрала с пола.
Нож, она подобрала нож, подумал Александр. Нельзя позволить ей снова сыграть с ним в ножечки. Почему-то он был уверен, что следующий её бросок будет точнее прежнего. Парень добрался до вешалки и стянул с неё куртку. Во внутреннем кармане нащупал пистолет. Старуха приближалась, сейчас она сделает пару шагов и войдёт в коридор. Александр пытается достать пистолет, но не может схватить дрожащими пальцами замок молнии, закрывающей карман. Чёрт, какого хрена он носит пистолет во внутреннем кармане, который, к тому, же трудно открывается? Пальцы, наконец, ухватывают тоненькую металлическую пластинку, и Александр расстегивает молнию. Достает пистолет. В коридор входит старуха. Правая рука её безжизненно болтается вдоль тела. В левой руке она держит нож. Программист снимает предохранитель, слышится тихое шипение – значит, баллончик со сжатым воздухом открыт. Хозяйка поднимает левую руку, собираясь метнуть нож.
- Не спеши, сука! – шепчет Александр.
Он поднимает пистолет и направляет его дуло в лицо старухе. Парень делает несколько шагов вперёд и, как только старуха замахивается, два раза нажимает на курок. Раздаются два последовательных глухих звука. Сразу вслед за этим хозяйка роняет нож и с криком закрывает лицо левой ладонью. Меж её пальцев просачивается прозрачная вязкая жидкость. Изба вновь начинает шататься, будто переживает за свою кормилицу.
- Ты выбил мне глаз! – ревёт старуха и бежит к Александру.
Парень ещё несколько раз выстреливает в старуху и пятится к двери. Он поворачивается и успевает поднять засов. Чувствует, как сзади старуха обхватывает его за талию и толкает вперед. Они вдвоем вываливаются из избы, с грохотом катятся по ступеням и падают на землю в холодную листву. Становится тихо, остается слышен лишь шум ветра в верхушках деревьев.
Некоторое время Александр лежал на земле совершенно бездвижно, чувствуя, как со лба на лицо стекает кровь. На груди он чувствует тело старухи. Чувствуется её дыхание, сердце её слабо и медленно бьется, но она также не двигается. Александр с отвращением спихивает с себя Бабу-Ягу и просто лежит, смотря вверх. Тучи на небе уже рассеялись, и было видно чёрное звездное небо. Обычное ночное небо, но Александр почему-то был рад его увидеть. Какое же оно красивое! Почему он раньше не замечал этого? Нужно будет обязательно показать Ленке. Может, он ей даже подарит звезду или целое созвездие. Ведь она у него такая родная, такая милая. Александр улыбнулся. Главное, прийти и увидеть её. Только её, больше ему никто не нужен. Программист поднялся на ноги и чуть не упал от головокружения. Раненное плечо продолжало кровоточить. Прилипшая скатерть бесполезно висела на плече. Сколько же он потерял сегодня крови? Пол-литра или литр? Какая теперь разница. Всё равно ничего не изменить. Остается только надеяться, что ему хватит сил добраться до какого-нибудь населенного пункта. А сейчас он вернётся в дом, наденет штаны, ботинки, куртку и пойдет прочь отсюда. Конечно, ему вовсе не хотелось возвращаться в дом, но идти голым ему хотелось ещё меньше.
Он обошёл старуху, поднялся по ступеням, прошёл в коридор и запер за собой дверь, чтобы, не дай бог, старуха незаметно не проникла в дом и не подкараулила его там. Парень подобрал с пола пистолет и нож и быстрым шагом направился в спальню. Там он оделся и вернулся обратно в коридор. Обулся, накинул куртку и стал снимать засов с двери, раздумывая, что же ему делать с Бабой-Ягой. Убить или оставить всё как есть, а потом прислать сюда милицию. Хотя он не был точно уверен, что сюда легко можно найти дорогу.
- Далеко направился? – вдруг раздался за спиной голос старухи.
Александр вскрикнул и обернулся. Перед самым лицом он увидел старушечье лицо без одного глаза и с вздувшейся правой скулой. Она улыбалась, выдыхая изо рта гнилой кислый запах.
- Я же сказала, ты никуда не уйдешь от меня!
Александр успел удивленно подумать, как это она проникла в дом, и старуха вцепилась в горло парню. Её острые зубы вошли глубоко в плоть и проткнули трахею. Программист закряхтел, выронил нож и пистолет, руки его метнулись к хозяйке и схватили её за шею, пытаясь оттянуть назад.
Старуха с удовольствием втянула в себя кровь из перекушенной артерии, не обращая внимания на попытки Александра помешать ей. Руки на шее хозяйки ослабевали и через минуту безвольно повисли вдоль тела. Хозяйка отпустила парня, и он плавно съехал по двери на пол. В его широко открытых глазах застыло удивление, но страха не было.
Старуха взяла парня за воротник куртки и потянула в комнату. Она посмотрела на свою правую руку и удовлетворенно крякнула, увидев затягивающуюся рану. Где-то в глубине глазницы рождался новый глаз. Оживить кота ей будет сложнее, но ведь не в первый раз.
Всё-таки, тяжелый ужин на этот раз попался, подумала она и проговорила:
- Всё равно я тебя съем.
Информация