Cмерть мертвеца

Автор: Texter | Посмотров: 233 | Категория: Страшные рассказы

0
Он лежал на широкой кровати и не был похож на спящего.
Я вглядывалась в его неправдоподобно спокойные черты, и не верила, что он умер, хотя сама полчаса назад сообщила о смерти знакомым. Слева от меня стоял мой старший сын. Он что-то сказал, но я не разобрала слов.
Между мной и умершим происходило последнее, очень важное, плотное событие: я привыкала к мысли - все кончилось, его больше не будет в моей жизни. Боль усмиряла мыслью, что кончилось-то все давно, и не только между ним и мной - у него давно все кончилось. Живым он не был уже несколько лет. Больше не будет мучительного сосуществования с человеком, функционирующим исключительно ради поглощения спиртного…
Я осталась наедине с осыпающимися в саду листьями, с облетающей штукатуркой дома, с покосившимися, кое-где упавшими заборами, с рассыпавшейся печью, наедине с его ребенком – моим младшим сыном. А капкан как будто ослабел – я же думала и о том, что больше никогда не увижу его глаз, из которых торчком торчит пьяная дурь, приводившая меня в бессильное бешенство. Никогда, никогда больше! Никогда не увижу мужа, приросшего к старому черно-белому телевизору, смотреть на экран которого я могла бы только под пистолетом, а он был занят этим то время, когда не было денег на водку.
Сын снова заговорил: надо бы, мол… И я, как во сне, перевела на него взгляд, все же не выпуская из поля зрения усопшего мужа, а потому заметила: он пошевелил пальцами!
Мне не приблазилось это: через секунду голова приподнялась над ложем и мужчина начал вставать. Но меня уже не было рядом, ужас заставил отойти в другой конец комнаты.
Восставший с одра говорил громко, жесты убеждали: он пьян. Но значения это теперь не имело. Я не хотела смотреть в его лицо не потому, что столкнулась бы с пьяным взглядом, который ненавижу. Мной овладел ужас. Мой ужас сделался полнее, ужасней, но, пожалуй, - не безысходней. Полная безысходность владела и раньше.
Старший сын как-то легко принял то, что говорит с человеком, которого только что видел мертвым. Они, кажется, даже смеялись чему-то. В комнату вбежал наш малыш и с разбега, обхватив сзади отца за плечи, повис на нем. Я содрогнулась: прозекторский шов, выглядывающий из расстегнутого ворота рубашки мертвеца, вспух и напрягся.
- Малыш, немедленно отпусти отца! – как могла громко закричала, а на деле прошептала я. Мальчик спрыгнул на пол, а так и не успевший ничего сказать муж плашмя рухнул на постель. Замертво. Это был конец!.. Но через пару секунд он снова зашевелился, и дети помогли ему встать.
Он спокойно, даже как-то бесшабашно хлопнул ладонью по разошедшемуся шву и заговорил – громко, пьяно, чужим, как всегда в состоянии опьянения, голосом...
Но я уже была в саду. Вслед мне летел букет роз, которые рассыпались и чернели на лету...
В саду было сумрачно, голые ветки с повисшими на них черными розами безмолвно темнели и умирали. Мне хотелось умереть вместе с ними.

Я снова оказалась в доме, где мы были уже только вдвоем с мужем. Я не знала, чем кончится любая следующая минута для него, не понимающего, не осознающего, что происходит. Хотелось уложить его в постель и что-то предпринять, но слов он не разумел, тем более, он давно уже не разумел моих слов, он не разумел моих чувств и доводов, и бесполезно было что-то говорить или что-то предпринимать.
Я пыталась сохранять некоторую дистанцию между собой и им, но не отходила далеко, чтобы подхватить, смягчить падение, если оно произойдет. И не успела.
Он упал как-то вмиг, подогнув колени. Повернув ко мне голову, ничком лежавшую на полу, выдохнул: - Все, милая, это конец, вон она, с косой, пришла за мной!
Я присела, глядя в его глаза – протрезвевшие, а потому сразу ставшие родными и все понимающими, как много-много лет назад. Что же ты наделал, что наделал, - билось во мне, но вслух произнести слова упрека сейчас было невозможно, и я с трудом сказала: - До свидания, - решив, что слово «прощай» усугубило бы его страх перед смертью. Он всегда так боялся смерти!..
Несчастный попытался поднять голову, но не смог, только лицо прижалось к полу, и я больше не видела его глаз.
Поднявшись, я почувствовала, что - все, теперь действительно – все! Я медленно пошла к двери, на выходе обернулась. Пальцы его руки, неловко подвернутой при падении, пошевелились.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.