Сталкер Макс

Автор: S.T.A.L.K.E.R. | Посмотров: 615 | Категория: Фантастические рассказы

0
Сталкер Макс


Собака, словно потерянная, трусила неровной рысцой от дома к дому. Обнюхивала заборы, перепрыгивала через многочисленные лужи. Дальше, дальше, дальше. Тощая, кожа да кости, жалкая, вымокшая и покрытая грязью, она была похожа на ночного белёсого призрака. Невидимая во тьме цепочка следов тянулась за ней замысловатой кривой. Невидимая для глаза, но не для чуткого обоняния прирождённого охотника. Расстояние сокращалось. Ближе, ещё ближе. Собака заскулила и прибавила ходу.

*****

Конец смены. Мёртвый час на "броненосце". Даже самые стойкие покидают бар к пяти часам утра. Ну а нестойких ещё раньше выносят на воздух. Для барменов это время приборки и мыслей о жизни. Мне почему-то небезразличны эти редкие предутренние часы покоя. Воздух становится вязким и прохладным, время словно замедляет свою мерную поступь. Ещё лучше это чувствуется, если выключить свет. Очертания угловатого каютного пространства словно смазываются широкой мягкой кистью. Неверный предрассветный сумрак проявляет предметы скупо и таинственно, как в чёрно-белом кино.

Мой бар. Знакомый до последней заклёпки и порядком уже наскучивший, теперь он казался наполненным скрытой жизни и смысла. Но это до тех пор, пока не всходило солнце. Его лучи врывались в застоявшийся воздух "Броненосца" пыльными прожекторами. Этот оранжево - розовый свет мягко заполнял, казалось, весь объём помещения, отодвигая бесцветный утренний сумрак в углы. Бар становился похож на аквариум: круглые фонари иллюминаторов, густой, текучий воздух, бархатные, словно неполированный янтарь, отблески на стойке. И единственная рыбка в этом роскошестве - я.

"Да, во мне явно умирает писатель. Или живописец. А то и философ" - мысли текли неспешно и покойно, словно купаясь в льющемся из иллюминаторов утреннем свете...

- Проснись и пой!

- Какого?!! Леся!!! Ты что, не могла войти по-человечески? Чёрт возьми, нельзя же так подкрадываться! - Поток слов изливался из меня, давая выход адреналиновому выбросу.

- О, прошу прощения, что сдёрнула с горних высей. - Леся усмехнулась - Пара слов и можешь отправляться обратно.

- Ну и чего ради заявляться сюда в шесть, постой, шесть-двадцать шесть, утра? Не спится? Пришла душу облегчить? - Напряжение постепенно схлынуло, холодный комок в животе истаивал на глазах, и я подумал: "Ну, если ей что-то действительно нужно, то придётся меня хорошо попросить. Оочень хорошо."

- Хочу, чтобы ты установил скрытое видео наблюдение за моим домом и окрестностями.

- Да неужели? А больше ничего не хочешь? Может, кордоны с Зоны снять? Убить президента? Я такими вещами не занимаюсь.

- Пошутил? Незаметно. - Леся продолжила, не повышая голоса - Думаешь, только ты владеешь информацией? Спешу напомнить: позавчера некто получил оплату от нашего общего знакомого.

- Человек мне должен был. И что? - я уже начал внутренне раздражаться: не люблю, когда копаются в моих делах.

- А то, что тот же человек, что заплатил тебе за видеозапись, две недели назад интересовался у меня, кто может провести видеосъёмку, да ещё скрытно. Мне продолжить?

- Да хоть роман напиши. Сказано же, никакой подобной хренью я не увлекаюсь!

- Жаль. Я могу предложить неплохое вознаграждение. Скажем, две твоих месячных зарплаты.

- Знаешь, соблазнительно. Очень. Даже обидно, что не могу ничем помочь.

- Ох, трудно с вами, мужиками. Не хочешь по-хорошему, будем по-плохому.

- Ты о чём? - тяжелое предчувствие стало вползать в душу, но надежда ещё теплилась.

- Я об одном холодном туманном утречке недалеко за периметром. Твоя первая ходка в Зону. И последняя, если не ошибаюсь.

Я закусил губу. Эта девчонка умела ударить. Тем больней, что я уже почти уверился в том, что могу ей доверять. Что ж, один - ноль, отсчёт пошёл.

- Чего хочет женщина, того и я хочу. Умеешь ты уговаривать. За кем, говоришь, следить надо?

- Ну, какой лапочка. Не за кем, а за чем. Точней за кем, но я ещё не знаю, кто это.

- Не понял. Может я дурак, но ни хрена не понял. За кем или за чем надо вести наблюдение?

- Я ведь уже говорила. За моим домом и окрестностями. Только нужна повышенная осторожность. потому что те, кого нам надо вычислить, сами следят за мной.

- Так и что, выследила бы их сама. И выяснила бы, кто такие.

- Ты не понимаешь. Это совсем не просто сделать. Если я не ошибаюсь, то за мной и за домом следят профессионалы. Кроме того, мне некогда.

- Давай поподробнее. С чего ты взяла, что они профессионалы? С чего ты вообще взяла, что за твоим домом следят?

- Долго рассказывать. Да и в некоторые вещи тебе сложно будет поверить. Например, вчера ночью у меня в доме кто-то рылся. Причём настолько хорошо заметая следы, что это для простого глаза незаметно.

- И как же ты всё это непотребство разглядела? - меня этот разговор потихоньку начинал занимать.

- Некоторые вещи чуть сдвинуты с мест, где-то стало чуть чище, чем в остальном доме, да много мелочей, которые мужик просто пропустит. Например, ворс на обивке кресла не в обычную сторону смотрит. И ещё моя соседка в то утро жаловалась, что накануне приболела: непонятная сонливость, а наутро - головная боль. А ведь у неё железное здоровье и очень чуткий сон. Но это не главное.

Максик себя в последнее время странно ведёт. Беспокойный и часто уходит куда-то, на день, бывает и больше.

Самое интересное: эти гады и участок обшарили, даже в погребе порылись, но ничего не взяли.

- А что нужно этим нехорошим личностям от такой прекрасной девушки, как ты? Что думаешь?

- Откуда я знаю? Может они фетишисты и мои тайные поклонники. Понятия не имею.

- Слушай, я очень не люблю, когда меня держат за дурачка. Эти ребята - профессионалы высшего класса и ищут что-то в твоём доме, а ты даже не знаешь, что? Можешь мне не доказывать, не поверю. Более того, я отказываюсь от слежки, если не буду знать все подробности.

- А как насчёт...

- Валяй, расскажи, кому следует, мне теперь это по хрен.

- Ого! Какой же вы, мужики, упёртый народ! Наверно, от носорога произошли. Тупые и всё поддеть норовите. Ладно, не такой уж это и секрет. Слушай.

Меня на миг охватило торжество: один-один! Первый тайм, счёт равный.

- Так вот. - Леся продолжила. - Я подозреваю, что это связано с Архивом. Мой отец, как ты знаешь, один из ведущих экспертов по Зоне. Все свои записи и исследования, а также обширный материал, который давали ему сталкеры, он заносил в этот Архив. Судя по всему, сведения, содержавшиеся в нём, чрезвычайной ценности. Правда, самого Архива я никогда не видела.

- Так откуда ты знаешь, что он существует?

- Очень просто. После того, как отец... пропал без вести, мне пришло, в общей сложности, восемнадцать запросов из различных организаций, причём самого высокого уровня. Восемнадцать! И всем нужен был этот Архив. Мне предлагали за него огромные деньги, почти немыслимые.

Но Архива-то у меня нет, и я понятия не имею, где он может находиться.

У меня даже дыхание перехватило. Такой товар - настоящий клад в умелых руках.

- Говоришь, у тебя его нет? А искать не пробовала?

- Пыталась, представь себе! Но если отец им дорожил, то найти его почти нереально.

- Почему, не понял?

- Потому что, зная его, я думаю, что он собрал все данные на что-нибудь очень компактное и хранил в надёжном месте.

- Что компактное? Холодиск?

- Возможно. Даже скорей всего. Туда вполне можно было всё это уместить.

- А что за место? Где, как думаешь?

- Слушай, если бы я знала, то грелась бы сейчас на Гавайях, а не беседовала бы так долго с тобой.

- Ладно. Тогда приступим. Камеры размещать будет мой приятель, чтобы я там не засветился. Мне понадобятся планы дома и участка с подходами. Фотки я сделаю сам. Приёмники и остальное оборудование придётся разместить где-нибудь поблизости (у них малый радиус действия), желательно в самом доме, так что надо придумать достойный повод для дневного визита.

- И не мечтай. Оборудование твоё можно установить у соседки, она возражать не будет. Это я могу сделать сама. Или пусть приятель твой сходит. Соседку я уже предупредила. Тебе же надо будет проверять записи и следить за окрестностями в моё отсутствие. Все планы и фото ближайшего окружения у меня с собой, можешь расслабиться. Вознаграждение - как обещала. Треть сейчас, остальное - по факту обнаружения слежки. Согласен?

- Чёрт с тобой, договорились. Предлагаю первым делом установить камеры в ванной и спальне, там они, наверно, покажутся в первую очередь. Не возражаешь? В спальне можно даже со звуком снимать...

- Пока. Завтра увидимся.

Я удовлетворённо откинулся на спинку стула, а Леся, показав корму, скрылась с поля боя. У меня было отличное настроение и толстенькая пачка денег в кармане. Начинался новый рабочий день...

*****

Охотник настигал. Собака неслась уже во весь опор, скуля и часто оглядываясь. Вот поскользнулась на бугре, разделявшем колеи просёлка, и съехала в жидкую грязь, почти полностью скрывшись в ней. Выбравшись, бежала дальше, как будто предчувствуя надвигавшуюся сзади неотвратимую угрозу...

*****

Леся шла привычной дорогой к дому. Солнце, пока ещё очень низкое, уже ласкало верхушки деревьев оранжевыми отсветами. Туман расслаивался, тончал и сползал в лощинки, словно нехотя расставаясь с завоёванной территорией. На небе ни облачка, только привычная мгла над близкой границей Зоны. Если бы не пожелтевшие деревья, можно было подумать, что лето решило задержаться и подарить всем ещё несколько жарких дней.

"Интересно. Я уже совсем забыла, как выглядит нормальный рассвет. Если готовишься к ходке, то выходишь затемно, если день нехожий (во время выброса, например), то спишь допоздна, иначе силы не восстановить. А в Зоне... Назвать нормальным восход в Зоне язык не повернётся. Это или кислотное месиво фиолетово-красных оттенков в просветах туч, да ещё местами с прозеленью, либо просто медленное высветление бесконечного облачного слоя, когда кажется, что всё вокруг блёклое и выцветшее, словно старая цветная фотография. Надо почаще гулять так, как сегодня. Нервы заодно успокаивать. Стоп!"

Леся резко остановилась. То неуловимое, над чем многие смеются, называя женской интуицией, безошибочно подсказывало ей: впереди опасность.

- Ну что же мы остановились? - из-за угла забора выдвинулась странно знакомая фигура. - какие люди! И совсем-совсем одни.

Наконец, Леся вспомнила, где видела этот шкафоподобный силуэт. Две недели назад. Перед дверью оружейника.

- Ого, старый знакомый! Помнится, мы расстались по английски, не попрощавшись. Хочешь повторить?

- Я бы тебя ещё в прошлый раз размазал, если бы старый хрен не помешал.

- Если бы "старый хрен" нам не помешал, ты бы точно себя по площадке первого этажа размазал. - с этими словами Леся повернулась, чтобы уйти, но увидела вблизи ещё два силуэта.

- Ага, значит сегодня Володенька с собой группу поддержки приволок. Как всегда: сам большой, а смелости - как у воробья под коленкой.

Силуэты резко придвинулись ближе, и самый крупный уже протянул руку к плечу девушки...

- Эй, дебилы, оставьте её в покое! - Чуть поодаль из тумана выступил парень с "калашом" наперевес. Судя по голосу, молодой и не слишком уверенный в себе.

- Оба! Ребята, смотрите, защитничек! Гляди-ка, какой страшный. А с предохранителя-то пукалку свою снял?

- Отойдите от неё, быстро! - парень явно не шутил и передёрнул затвор.

- Ух, я счас штаны замочу, напугал. Сеня, отбери у него пушку, пока себе чего не отстрелил.

Из-за спины парня бесшумно появился ещё один силуэт и одним движением бросил его на землю, вырвав автомат из рук. И тут же , без паузы, ударил прикладом по лицу. И ещё раз.

- Так, защитник отпал с раздачи, продолжим разговор - сказал Володя, поворачиваясь к Лесе - что за?...

Леси не было. Он тупо уставился на место, где только что стояла девушка.

- Какого хрена? Куда вы смотрели, бараны? - набросился он на "группу поддержки".

Вся четвёрка бросилась было в погоню, но быстро остановилась и теперь стояла на месте, выхватив оружие и озираясь.

- Ладно, сваливаем. Только этого бабского заступника напоследок свинцом угощу - "шкаф" подошёл к лежащему на земле парню и взвёл курок пистолета - Аста-ла-виста, бэби.

Динь! И он ошарашено уставился на металлический обрубок в руке.

- Вот она! - закричал один из "команды поддержки", а второй в это время уже валился на землю, подвывая и заламывая руки.

- Стреляй, чего ты ждёшь! - крикнул "шкаф", пытаясь выдернуть свой тесак из застёгнутых ножен.

Динь! Калаш вырвался из рук Сени и совершил неистовый танец в воздухе. И полсекундой позже уже Сеня валялся в грязи, с воем держась за руки.

- Где она? Где эта с...чка? Ты её видишь? - "шкаф" стоял, выставив перед собой нелепо огромный тесак и бешено озираясь.

- Нет, не вижу! Ох! - последний из "группы поддержки" машинально поднял руку к затылку и ощутил там что-то горячее и липкое. И осел кулём на землю.

"Шкаф" заметил наконец перед собой невысокий силуэт. Одним прыжком он одолел разделявшее их расстояние и обрушил клинок на голову девушки. Тесак, не встретив препятствия, рассёк воздух, чуть не покинув владельца.

Диннь! Толстое лезвие взлетело, кувыркаясь, и исчезло в высокой траве. В руке "шкафа" остался лишь бесполезный обломок с рукоятью.

- А тебя урок так ничему и не научил. Жаль. Такую энергию, да в науку, как говорил мой отец, глядишь, жить нормально смог бы. - Леся снова показалась из тумана, держа одну руку за спиной.

- Ну теперь тебя точно урою! Всё, край те... - реплика повисла в воздухе, прерванная коротким движением Лесиной руки и красной вспышкой в глазах "шкафа". Покачнувшись, он рухнул на землю.

Леся прислушалась. Кроме тихих уже стонов "команды поддержки" ничто не нарушало утреннего покоя. Все живы. Не торопясь, вытерла лезвие своего неразлучного вакидзаси пучком травы. Несмотря на то, что людей она не срезала, а лишь отходила тупой стороной клинка, тот требовал очистки. Затем, привычным движением, мягко втолкнула его в наспинные ножны под "комком". Подошла к лежащему на земле парню, вытащила из кармана платок и попыталась вытереть залитое кровью лицо.

"Ну зачем, почему мужики такие идиоты? Зачем это джентльменство, эта готовность спасать, если сам за себя постоять не сможешь? Ради чего рисковать зубами и жизнью, если трусость не даст нажать на курок? Боже, что ТЫ здесь вообще делаешь, зачем ТЕБЕ эта Зона? Я, наверно, этого никогда не пойму".

Кое-как вытерев парню лицо и перевязав, Леся попыталась его поднять. И вдруг ощутила толчок в спину. Подняв руку, она нащупала на одежде мокрое пятно. Мир вокруг повело в хороводе, всё темнее и темнее, и сознание выключилось.

На дорогу вышел щуплый невысокий человечек, на ходу поднимая маску тепловизора. Медленно открутил цилиндр глушителя. Положил в карман. Надо было прибраться.

*****

Собака оказалась на небольшом мыске, отделённым от противоположного берега глубокой канавой. По дну канавы, сердито журча, перекатывал куски грязи мутный ручеёк. Собака заметалась в нерешительности по берегу.

*****

Куда запропастилась эта девчонка? Я тут, как герой труда вкалываю уже неделю, а от неё ни слуху, ни духу. Оборудование установлено, уже сотни часов материала отсняты, а она даже не поинтересовалась результатом! И результат-то спорный: несколько случайных, по-видимому, прохожих, парочка мутных теней (тут не поймёшь, толи тени, толи силуэты), да воришка один. С этим кадром вообще анекдот: я, пока запись отсматривал, со смеху чуть слюной не подавился. Судите сами.

Перелез этот чёрт через ограду (я сразу понял, что он - не тот, кто нам нужен). Крадётся к дому. Тут-то и началось. От забора отделилась чёрная тень и двинулась за этим кренделем (так его и назовем). Он три шага пройдёт, и тень три шага. Он остановится, тень - тоже. Так они и дошли до дома, дуэтом.

Крендель занялся окошком. Видимо, решил стекло выставить. Так вот, пока он там ковырялся, черная тень тоже времени не теряла. Там у Леськи на огороде пугало стояло, высокое такое, живописное. На шесте. А шест высокий и растяжками закреплён. Вот за одну из этих растяжек тень и взялась.

Что она там делала - непонятно, но скоро пугало стало крениться, крениться... И хлоп! Накрыло этого кренделя! Тот, видимо, очумел со страху, выхватил ножик, и как начнет кромсать! Там, на пугале этом, старое пальто было, так он его так исполосовал, что даже бомжики побрезговали бы.

Потом скинул его с себя, вскочил на ноги и как начнёт топтать! С наслаждением, будто об любимый коврик ноги вытирал. Тут-то тень на него и напрыгнула. Повалила на землю и ещё сверху искромсанное пальто накинула. Затем схватила за шиворот и потащила. Тот барахтается, пальто ножом уже на тысячу лоскутков раскроил. А тень его всё тащит и тащит. Затаскивает в сарай. Тут я порадовался за себя: хватило ума камеру и туда поставить. Переключаюсь.

Тень Оказалась большого размера чёрной собакой. Наверно, это Лесин Максик, собственной персоной. Затащил он кренделя в уголок, чуть потрепал, да и смылся куда-то. Тот чуть полежал, подумал о жизни, а потом бросился к двери. А дверка-то - закрыта! Умница Максик. Тут крендель совсем с ума съехал, стал в дверь ломиться. Разбегается - и ногой в дверь - БАХ! Весь сарай затрясся. Даже дрова, что по стенкам сложены были, подпрыгивать начали. А крендель опять ногой - бах! Нога выбивает одну из узких досок двери и застревает в получившейся пробоине. Намертво. Крендель туда - сюда, не идёт! Упёрся он другой ногой, поднатужился и каак поскользнётся! Лежит, рот раскрывает, как рыба на бережку, видно, что кроет, жаль только, не слышно ничего. Тут-то и я на полу оказался. Пока он там сотрясал ударами и матным покрытием окрестности, поленница, что вдоль стены сложена была, начала крениться. Мееедленно так. Крендель это тоже заметил. И тут, хоть я в чтении по губам ни бельмеса, но и то понял, что он хотел сказать. На "ля" кончается. Когда я поднялся с пола, бедняга уже очнулся и аккуратно удалял с себя излишки.

Через полчаса он, кое-как высвободив ногу, выбрался таки из "сарая смерти". И удалился, хромая на обе ноги и шатаясь, в неизвестном направлении.

Да, хоть чем-нибудь заказчицу повеселю, а то постоянно мрачная ходит, бровки клинышком.

*****

Туман. Сизыми струями стелется по низинкам, почти закрывая рваным лоскутным одеялом равнину пустоши. Пустота и обречённость. Серое, без единой морщинки, небо. Бесплодная, усеянная мусором, затвердевшая земля. Звуки шагов раздаются мерным шуршанием камня и тонут, словно попав в вату. И всё же, даже через эту ватную тишину, пробивается еле слышный, на грани восприятия, вой. Тянущий душу, вызывающий нервные сдвиги у новичков и бессонницу у видавших виды.

Заброс, несколько десятков осторожных шагов вперёд, снова заброс. Необходимая и ставшая привычной процедура проверки. Как и мерные покачивания спиннинга вправо-влево. Колебания лески помогали распознать даже самые незаметные для глаза аномальные проявления.

Как и в этот раз. При очередном забросе, леску стало явно тянуть влево, как будто лёгким ветерком полоскало. Чуть правее, ещё правее. Леска успокоилась. Ещё несколько шагов. Туман, словно мутное молоко, собирается слоями, рвётся и снова срастается, скрывая мутными рукавами всё на расстоянии десяти-пятнадцати шагов. И тут, среди обрывков пепельно-серого савана стали проступать очертания чего-то крупного. Приземистая пирамида или конус совершенно правильной формы и высотой около... Чёрт! Спиннинг рвануло так, будто на него попался трехсоткилограммовый сом. Вылетев из рук, он мгновенно исчез в пелене тумана. А его хозяйка лежала теперь на земле, отчаянно цепляясь за редкие стебли сорняков и медленно, медленно сползала в сторону этого туманного конуса. Она задыхалась, пытаясь подтянуться, слышно было, как скрипит песок на зубах и от страшного напряжения похрустывают сухожилия.

Катастрофы всегда происходят очень быстро. Неважно, взрывается ли звезда, обваливается ли потолок в вашем доме, или подворачивается нога. В Зоне - это правило. И для выживания здесь надо знать: любая мелочь, любой знак могут стать её предвестниками. А смерть здесь так быстра и обыденна, как нигде на Земле.

Суставы пальцев побелели от натуги. Подошвы ботинок тщетно скребли землю в поисках опоры. Её не было. Наконец, через миг непредставимо мучительных усилий, пальцы разжались и холм рванулся к ней, как земля рвётся к падающему на неё дождю, с бесконечно жутким ощущением конца...

- Пааа-па! - Леся задыхалась. Ей не хватало воздуха. Вокруг была одна темнота. Но с каждой секундой становилось легче, отвратительный кошмар уже отступал, смываемый потоком реальных ощущений, и оставлял после себя лишь липкий страх и тянущее душу чувство близкой беды. Где она? Как сюда попала? Что вообще произошло?

- Ну надо же, папочку зовёт! Слеза умиления бежит по моей давно не бритой щеке. - голос был до отвращения знакомый. - Ну-ка, подымайся, раз оклемалась.

С этими словами Лесю рывком поставили на ноги сдёрнули с глаз повязку. Она зажмурилась от ударившего по глазам света. Медленно приоткрыла веки.

Обширное приземистое помещение, гладкие бетонные стены, полное отсутствие окон. Свет, казавшийся поначалу нестерпимым, оказался испражнением трёх тусклых лампочек, забранных сеткой.

Минимум мебели: только металлические шкафчики по стенам, да двухъярусные армейские койки. Типичный бункер ГО. Было людно. Помимо Леси и всё ещё лежащего без сознания паренька, здесь был Володя-шкаф с "группой поддержки" и куча незнакомого народу, все в характерных комбинезонах и с нашивками "Мародёров". Таких и сталкерами-то назвать нельзя. Просто шакалы.

- Вот радость-то, оклемалась наша красавица - Володя-"шкаф" стоял, возвышаясь над ней, как памятник самодовольству.

- Ты-то сам как, головка не болит после утренней вечеринки? - Леся решилась идти до конца, хотя руки у неё и были туго стянуты за спиной.

Шкаф потёр протянувшийся багровой полоской по лбу след от Лесиного удара.

- За это мы ещё с тобой сочтёмся. А это тебе авансом - и пинком кинул стоящую девушку обратно на койку.

- Замучаешься считать, - прошипела Леся, кривясь от боли: пинок отбросил её точно на металлическую спинку. - Таким как ты, вообще считать вредно.

Шкаф двинулся было, чтобы добавить, но раздавшийся из угла тихий голос остановил его, как стенка горошину.

- Достаточно. Пойди, погуляй пока. - в проходе между койками показался обладатель голоса - мы из-за твоей тупости чуть всю операцию не провалили.

Володя-шкаф вылез из прохода, недовольно сопя, и пробурчал себе под нос нечто вроде: "я ещё вернусь". А его место занял совсем другой человек. Полная противоположность "шкафу": низенький, тощий, на чём только душа держится, большая голова с дряблой обвисшей кожей на сером, осунувшемся лице.

- Наконец-то у нас есть возможность поговорить, Олеся Владиславовна - я очень, очень рад вас видеть.

- Не могу сказать, что я рада. Напротив, я бы с большим удовольствием посмотрела на интеллектуальное лицо Володеньки, Симеон Опанасович - Лесе с трудом удалось сдержать гнев и удивление, увидев здесь Оружейника.

- Ну, ну, не будем обмениваться любезностями, милая барышня. Вы здесь по делу. И прежде, чем перейти к сути...

- Вы скажете мне, кто вы такой на самом деле. Иначе никаких дел у нас с вами не будет.

- Прежде, чем перейти к сути того, что вас сюда привело, позвольте спросить, откуда у вас оказалось вот эта вещь? - голос оружейника, такой же тихий, как прежде, казалось, был таким же бесцветным, как и его хозяин. И при этом пугающе властным. Голос гипнотизёра.

С этими словами он достал из клеёнчатого тубуса недлинную (меньше метра) толстую деревянную палку с болтающимися на ней обрезками ремешков. Медленно провёл рукой по отполированной поверхности и взялся за верхнюю часть. Нажал на еле заметный выступ. И развёл руки в стороны.

То, что казалось простой деревянной палкой, превратилось в полосу металла в полметра длиной. Лезвие заиграло мягкими бликами в тусклом свете бункера.

- Это мой посох. Для грибов. А лезвие - так, для забавы.

- Я знаю, что это. Меня интересует, откуда он у вас. Таких игрушек, насколько я знаю, на территории бывшего Союза всего две.

- Отец подарил. На день рожденья. - Леся говорила с трудом, чувствуя, как по плечу расплывается пятно крови.

- Допустим. Хотя возможность такого подарка меня и смущает. Ладно, выяснить, как этот клинок попал в руки Владу я всегда успею. Меня интересует другое. А именно, его Архив.

Леся побледнела. Не столько от открывшегося ранения, сколько от мысли, что я её предал.

- Да, да, Архив - оружейник вложил вакидзаси в ножны и отложил их в сторонку - Мне нужны все данные, которые твой отец тебе передал.

- Может, сначала вы меня перевяжете? А то скоро не с кем станет вести переговоры.

- Я знаю, что такое кровопотеря. Полчаса-час у нас ещё есть. Итак, я жду. Можете меня не убеждать, что Архива у вас нет и что его не существует. Влад лично знакомил меня с некоторыми данными.

- Если это так, то вы знаете об Архиве гораздо больше, чем я. Отец не только не показывал его мне, но даже слова такого на моей памяти не произносил - мысль о том, что я оказался предателем, была мучительна, и Леся говорила с заметным облегчением.

- Давайте не будем казаться умнее, чем мы есть. Я думаю, вы прекрасно знаете, о чём речь, более того, вы знаете, где хранится Архив. Влад не тот человек, чтобы доверить такие важные данные воле случая. Ну, не молчите. Поверьте, у меня есть множество средств вас разговорить.

С этими словами, он поднялся с койки, вынул вакидзаси из ножен и подошёл к лежащему без сознания парню. Коснулся кончиком клинка шеи.

- Его никчёмная жизнь сейчас зависит от вашего слова. Не знаю как вас, а меня возбуждает подобная ответственность. Это так сладко, решать, живи - умри. Что скажете?

- Скажу, что вы больной извращенец, который в детстве с упоением отрывал крылья насекомым. Над вами, наверно, весь класс потешался?

Кривая усмешка приподняла обвисшие складки щеки:

- Те, кто потешался, уже не с нами, не беспокойтесь - кончик клинка чуть опустился, под ним показалось крохотное красное пятнышко - я жду ещё две секунды. Рраз...

- Стойте! Вы действительно больны. Будет вам Архив. Я знаю, где он находится. Только отойдите от него.

- Отлично. Это я и хотел услышать - с этими словами оружейник нажал на рукоять. Раздался хрип, тело парня выгнулось дугой и забилось в конвульсиях - продолжим разговор... - (Лампочки на потолке на миг погасли и засветились вновь) - Что там стряслось?

"Мародёры" и "группа поддержки" недоумённо заозирались. А Леся, словно завороженная, смотрела в открытые стекленеющие глаза её защитника.

- Наум, иди, глянь, что со щитком. (В этот момент свет вырубился совсем). Что за!!??

Шарах! По бункеру словно ударил огромный молот. А затем стальная дверь, в добрых два дециметра толщиной рухнула на пол. И - вспышка.

Дальнейшего уже никто не мог точно вспомнить. Звон, несколько хлёстких автоматных очередей, и всё было кончено.

*****

Собака, прыгнула. Всё отчаяние, все силы, всю свою животную злобу и желание жить вложила она в этот прыжок. Секунда полёта, и вот уже белая тень несётся дальше, пластуя неровный ритм скачков и скуля в полный голос. Охотник одним мощным прыжком легко откусил половину разделявшего их расстояния...

*****

- Всё чисто. Двенадцать человек, семеро убиты, один ранен. Потерь нет.

- Отлично. Убитых - собрать документы и похоронить. Пленных - упаковать, возьмём с собой. Где она?

- Здесь. Живая.

- Вот она, моя девочка. Боже мой, Леська, у тебя талант устраивать весёлую жизнь! Не трогай глаза, через пару минут всё пройдёт само. Сидоренко! Перевязку! Быстро.

Леся разрыдалась. Боль в плече, шок от пережитого, и столь невероятное, невозможное спасение - это было слишком много даже для её устойчивой психики. Только и произнесла:

- Дядя Саша! Я...

- Ну, ну, сопли распустила. Всё уже кончено. Сейчас мы тебя отсюда заберём. Есипов! Собрать всё оружие, вызывай вертушку, через пятнадцать минут грузимся. Да не реви, Леська, сказал же, всё позади! Скажи спасибо Максу. Это он меня в Зону за тобой притащил. Чудо, а не собака. Ну всё, прекращай...

Спецназовцы быстро и сноровисто, будто всю жизнь этим занимались, перетаскали трупы, пленных и оружие наверх, вычистили помещение и наглухо заварили дверь. А через пятнадцать минут транспорт уже мягко оторвался от земли Зоны. У Леси не было сил смотреть на проплывающий иллюминаторе пейзаж. Усталость, одна усталость была вокруг. Она закрыла глаза.

*****

Собака резко дёрнулась в сторону и остановилась. Шерсть у неё на затылке поднялась дыбом, она оскалила зубы и зарычала. Охотник беззвучно приближался мягкими шагами. Резко залаяв, собака кинулась в горло противнику. Бешеное рычание сменилось визгом, когда тяжёлые челюсти сомкнулись на шее. Ещё секунды затихающей схватки и всё закончилось. Охотник разжал зубы и обнюхал добычу. Затем повернулся и растворился во тьме...

*****

- Ну что ты прицепилась, расскажи да расскажи! По-совести, тебя надо хорошенько выпороть. Уверен, будь здесь Влад, он так бы и сделал. Это тебе надо рассказать, как ты очутилась за блокпостами, внутри Зоны, да ещё в такой компании.

Что? Устала? А я не устал, тебя из каждой выгребной ямы вынимать? Ну ладно. Слушай.

Позавчера вечером врывается ко мне в квартиру Максик. Жена дверь открыла, так чуть обморок не шлёпнулась. Весь в грязи, в крови... Хватает меня за рукав и тянет. Я сначала подумал, может дома у тебя что стряслось? Звякнул Бешеному и рванул за Максом. А тот совсем не к дому рвётся, а в Зону! Посоветовались мы с Бешеным, решили так: Он остаётся на границе и наблюдает, а я еду за шмотками и оружием для вылазки. И, на всякий случай, командую готовность группе.

Через три часа мы уже были за периметром. Тут-то Максик нам и помог. Сначала привёл нас к бункеру, показал, где у них засада притырилась. А троих часовых-одиночек он нам сам помогал снимать. Любо-дорого посмотреть было. Зачистили мы верх, я вызвал группу. И через час мы уже были за вашей дверкой. Остальное ты знаешь сама.

- Дядь Саш, там был Оружейник...

- Да, мы его взяли. Только, как привезли на базу, пришлось отпустить.

- Что!!!??? Это же... Он же там всем заправлял!

- Лесенька, понимаю. Я и сам удивился, увидев такого уважаемого мастера в бункере "Мародёров". Но у меня своё начальство есть, а приказ есть приказ. Нам вообще повезло, что операция прошла успешно. Иначе я мог преспокойно сесть. За самоуправство и неоправданный риск.

- Ты не понимаешь! Оружейник - глава клана! Или один из шишек, на худой конец! Ты же сам отпустил одного из тех, за кем гоняешься уже два года!

- Да с чего ты взяла? Нет ни одного факта или зацепки, связывающей его с этими ублюдками. Может он там так же как и ты, в плену оказался.

Леся откинулась на подушку. Её трясло. Трясло от незажившей ещё раны, а больше - от бессилия что-либо доказать.

- Ну, всё, пора двигать. Ты выздоравливай, апельсинчики вот ешь. Доктора говорят, через недельку будешь на ногах. Счастливо!

И ушёл. Дядя Саша. Такой большой и сильный. Леся помнила, как в детстве он держал её на вытянутой руке, когда они показывали отцу "цирк". А теперь горечь от того, что и этот человек, последний, кому она, казалось, могла доверять всецело, оказался замешан в эти игры с грязью, грызла изнутри и не давала покоя.

"Вот так и становятся мизантропами. Почему? Что могло заставить дядю Сашу, несгибаемого хитроумного дядю Сашу, забыть то, ради чего он здесь? Поверить в то, что он отпустил Оружейника по собственной глупости, я не могу. Тут что-то ещё. Что-то посильнее приказа. Я знаю, в случае нужды он наплевал бы на приказ. Но что?"

Так, терзаясь и мучая себя, она провела полночи, пока не провалилась в тревожный полусон.

*****

Чёрт возьми, да где же эта Леська? Я уже начинаю беспокоиться. Хоть это и в её стиле: показаться и пропасть на время, но уже третья неделя на исходе. Три недели съёмок, ночной слежки, расспросов соседей. Три недели кропотливейшего отсмотра записей. И - ничего. Сиди, кукуй без премии.

Чего-то сегодня народу на удивление мало. Или, как прознали, что "Мародёров" спецназ в Зоне переколбасил, все в Зону резко лыжи навострили? Посмотрим, посмотрим. И ведь действительно. До той памятной попойки неделю назад народу здесь сидело не в пример больше. А потом заявляется Филин, да как грохнет на весь бар: "Ну, народ, вернулись старые добрые времена! Сегодня спецназ "Мародёров" уделал! Всем ставлю выпивон!". И тут такое началось! Редкий случай, чтобы наших недельных запасов, да на один вечер не хватило. Пришлось даже собственный НЗ выкатывать, иначе нежно любимый интерьер мог серьёзно пострадать.

Да, почаще бы такие вечера случались. Глядишь, можно будет свалить отсюда, где поспокойней.

Купить маленький домик в Крыму. На берегу Чёрного моря, виноградничек свой завести...

- Проснись и пой!

- Да ёлы-палы! Леська, ну нельзя же так!!! - я потёр ушибленный о стойку локоть.

Стоит, усмехается, как будто не она три недели болталась неизвестно где. Только бледная какая-то. Да и в глазах выражение чуть изменилось. Как будто повзрослела слегка.

- Ну что, папарацци, есть чем порадовать? Или решил аннулировать сделку, когда я исчезла с горизонта?

- Обижаете, Олеся Владиславовна, фирма надёжная, веников не вяжем, баснями не кормим.

Леся, услышав своё полное имя, закрыла глаза и глубоко вздохнула. Видно было, как вспухли и скрылись желваки на её узких скулах.

- Хорошо. Только больше не называй меня так, договорились? Так как насчёт результатов?

- Да почти никаких. Даже не знаю, хорошо это, или нет. По моему скромному мнению, никто за твоим драгоценным домиком не следит. За всё время только пара-тройка эпизодов была интересных, но всё не из той оперы. Я их тебе отдельно смонтирую и запишу. Там такое есть - обхохочешься.

- Не следит, говоришь? Я бы сама хотела взглянуть на записи.

- Там около тысячи часов материала. Не опухнешь смотреть? Я тебе как профессионал говорю: всё чисто. Можешь спать спокойно.

- Мне нужно это увидеть собственными глазами. Иначе тебе не увидеть свою премию, как слепому псу - котлеты.

Вот заноза. И где таких только делают! Придётся ей теперь моё логово показывать. А это очень нежелательно. Но и деньги в хозяйстве лишними не будут. Ну, черт с тобой, два-один, второй тайм начался.

- Другой разговор. Подожди меня снаружи, я пока закончу и сменщика позову.

Леся вышла. Я, не торопясь, протёр пару бокалов, подровнял приборы на стойке, затем протёр и стойку. Крикнул Никиту, чтобы меня заменил. Пускай подождёт, не сахарная, я её три недели ждал. Наконец, неспешно одевшись, выбираюсь на свежий воздух. Вот и она. Стоит, как статуя, в пространство смотрит. Сама загадочность. Хмурая, как обычно. Брови чуть над переносицей не сходятся. Заметила меня, чуть усмехнулась:

- Ты там, погляжу, серьёзно к делу относишься. Или завещание решил составить?

- Нет, просто любовался звёдным небом. Идёшь?

Леся кивнула. Мы двинулись по ветвящимся колеям улицы Правды...

... - Да не говори ерунды! Никакой это не человеческий силуэт! Я эти кадры по сто раз с лупой прошёл. Попиксельно. Это тень от дальнего деревца на заборе. Да, издаля на человека смахивает.

Ну ведь нет же больше ничего! Это? Да кочка это обычная. Как не было? Да не пойду я никуда! Тоже мне, проверять ещё не хватало! Всё, я сказал, всё! Перерыв!

Я вышел на балкон, выхватил сигарету из пачки. Вообще курю я редко, но Леська кого угодно может довести. За те пять часов, что она смотрела запись, я потерял нервных клеток больше, чем за весь прошлый год. Женщины.

Торопливо докурив, я вошёл в свою комнатку. Моя личная гордость. Нечто среднее между кабинетом журналиста-международника и комнатой связи из шпионских фильмов. Только тут всё настоящее. Любовно подобранное и отлаженное. Вылизанное до блеска. Кстати, Леся - первая из клиентов, кто может видеть мою конуру. Только вот её это, похоже, ни чуточки не колышет. Вот и счас сидит, глаза в экран, на лице все заботы мира собрались. Просто трудоголичка.

- Ну как, нарыла что-нибудь новенькое?

- Нет, всё то же. Но я уверена, что слежка есть. Видимо, они нас раскусили и в зоны видимости видеокамер не входили. Надо бы ещё сделать анализ расположения камер, кое-что сопоставить.

Всё. Моё терпение не выдержало. Я взорвался.

- Слушай, какого чёрта? Почему я должен всю ночь выслушивать эти бредни? Нет ни одного чёткого кадра, ни единой причины полагать, что была слежка! Ни однёшенькой!

- Ты не понимаешь...

- Хватит! Я уже пять часов пытаюсь что-либо понять, и я кое-что понял! Знаешь, что?

- Ну, и что же?

- Ты просто параноик! Тьфу, как это будет в женском роде? В общем, у тебя па-ра-но-йя! Ну почему ты не можешь поверить, что всё нормально, что тебе нечего опасаться? Это так сложно? В конце-концов, что тебе мешает переехать? Что ты вообще забыла в этой Зоне?

- Я бы поверила, если бы это было так. Ты не понимаешь, с кем имеешь дело.

- Да я не хочу уже ничего понимать! И дел с тобой иметь не хочу. Думешь, мне сдалась эта премия? Да плевал я на неё с высокой горки!

- Ладно. Ты сегодня не в духе, завтра поговорим. Пока!

И ни слова больше не говоря, вышла. Деньги, правда, оставила. Я, всё ещё кипя от справедливого гнева, хлопнул входной дверью и завалился на диван. Для меня всё было ясно. Она придумала всю эту историю со слежкой. Вот так, просто и весело. Осталось только выяснить, зачем. Все эти три недели я, как проклятый, снимал, ночевал у соседки с биноклем, даже датчики движения ей в огород забросил. Ни-че-го!

И вся эта история - большое ничто. Пшик. Приманка, на которую я, дурак, так радостно клюнул.

Непонятно пока только одно. Либо она специально это выдумала, чтобы разузнать обо мне побольше, либо у неё действительно паранойя. Что, кстати, нисколько меня не удивляет. Она ведь почти каждый день в Зоне! Естественно, что мозги набекрень поехали. И не такое бывало.

Ну ладно, что бы это ни было, я это выясню. Всё, матч окончен, боевая ничья. Паранойя, в конце концов, лечится. А обо мне она ничего особо важного никому рассказать не сможет. То, что она видела - лишь вершинка айсберга. Пора и спать ложиться...

... Леся медленно шла, прокручивая в голове все возможные варианты.

"Что-то должно быть. Не могла же я так ошибиться. И интуиция меня ещё никогда не подводила. С другой стороны, он тоже прав: пока нет ни одного даже косвенного доказательства. Неужели я действительно схожу с ума? Да нет, что за чушь! Может, действительно, не было никакой слежки? Хорошо бы. Кстати, куда запропастился Максик? В вертолёте его с нами не было. Может, уже дома дожидается? Бедняга. Не кормленый, немытый. И репьёв, наверно, нацеплял. А что дома делается! В холодильник лучше не заглядывать".

Развлекая себя подобными мыслями, Леся вышла из городка и хорошо знакомая тропка повела её домой.

*****

Восемнадцатый возвращался на базу. Болят ноги, слипаются глаза. Тяжёлый месяц. Много раз задание находилось на грани провала. Четыре недели хирургически точной и кропотливой работы, а результат стремится к нулю. Да ещё эта самодеятельность хозяйки с контрслежкой создавала дополнительные трудности. "Пора в отпуск" - стучалась в голову неуместная мысль. Да ещё эти пропажи биоретрансляторов: исчезла и четвёртая собака. Шесть за месяц. Если так пойдёт дальше, весь проект будет под угрозой срыва. Надо что-то делать.

Вдоль горизонта уже показалась светлая полоса - предвестница нового

чёрно-белого утра…
Информация