СОН (эротический роман) часть 3

Автор: ERoS | Посмотров: 4058 | Категория: Эротические рассказы » В попку

0
обследовала более тщательно. Живот и лобок, на котором у Сашки уже была негустая поросль тёмных волос…- А этот участок тела особенно подвержен влиянию разных болезнетворных бактерий и инфекций, поэтому подлежит более тщательной проверке. – Сказала она, прикоснувшись ко мне. Она взяла меня в левую руку, а правой стала ощупывать и надавливать, проходя от мошонки к головке… От всех этих манипуляций я быстро стал расти. Она, улыбнувшись, сказала:- Вот какой молодец, наверное, я ему понравилась?!- Да, - с деланной скромностью тихо произнёс Сашка.- Так скажи ему, что он мне тоже очень нравиться. Очень красивый мальчик!- А вы сами ему это скажите. Я что связной между вами, что ли?!Она рассмеялась и наклонилась ко мне. Не отпуская меня из своей правой руки, она лишь чуть-чуть отвела меня в сторону и вдруг вставила себе в рот. Всё происходило настолько быстро, что ни я ни Сашка не успели ничего понять. А она уже полностью заглотила меня, упёршись носом в лобок. Сашка думал, что сейчас она отведёт голову и начнёт сосать, как это делали другие, но к его большому удивлению, она этого не сделала. Она продолжала держать меня полностью во рту, но не просто держать. Глоткой она делала какие-то манипуляции, что давало ей возможность то сдавливать, то отпускать мою головку. Языком она совершала вращательные движения. И даже губами у самого основания моего ствола она, словно кольцом, плотно обхватывая, водила вперёд и назад. Так продолжалось несколько секунд. Потом она немного вынула меня изо рта, и стала делать минет , двигая головой. Её губы плотным, но нежным кольцом пробегали по моему стволу, останавливаясь у головки. Язык, словно кисточка, щекотал в районе уздечки. Она двигала головой без остановки, лишь изредка останавливаясь для того, что бы поправить свои длинные и красивые волосы, спадающие ей прямо на лицо. Она элегантным движением забрасывала их на спину и продолжала доводить нас до сумасшествия … Ждать пришлось недолго и я, резкими толчками, стал выстреливать запасы спермы, что накопилась за это время. Лидия Павловна, в отличии от других женщин, делавших Сашке минет, не мычала и не трясла головой, пытаясь вырваться. Да Сашка её и не держал. Нет, она спокойно приняла в себя все запасы спермы. И даже вытащив меня изо рта, правой рукой слегка надавила на ствол, выдавливая последнюю капельку этой драгоценной жидкости и слизала её … Потом Лидия Павловна встала и, оправив халат, вышла из комнаты…Лидия Павловна Чеботарева была третьим и последним ребёнком в семье. Лидочку все очень любили и мама, и сёстры. Старшую сестру звали Мальвина, а среднюю – Нина. А старшим ,и главным в доме был отец. Когда-то на войне ему оторвало обе ноги. Молодой и красивый парень в одночасье превратился в убогого никому ненужного калеку. Его невеста, обещавшая ждать солдата, узнав о его беде, быстро вышла замуж за какого-то капитана и уехала в другой город. Павел, стараясь заглушить боль ран и тоску, начал пить. И неизвестно чем бы закончилась его изломанная и измученная жизнь, если бы не новая соседка Катя, которая поселилась в соседней комнате в их коммуналке. Она стала приходить к Павлу, что бы убрать его комнату, готовила ему покушать. А главное, главное, она терпеливо сносила его крики оскорбления и даже угрозы. Оставшись в пять лет сиротой, Катя, как никто другой, понимала что значит быть одному на этой земле, да ещё и безногим калекой… И произошло чудо, Павел преобразился. Он перестал пить, заказал себе протезы и шаг за шагом учился заново ходить. Он уже и не представлял себя без неё, без Кати. Ему казалось, что она была всегда рядом с ним и всегда будет. А потом они поженились и через срок, на удивление всем соседям Катя родила девочку, которую назвали Мальвина. Катя очень любила и уважала мужа, стараясь привить то же самое и дочерям, ведь следом за Мальвиной она родила вторую дочку, которую назвали Нина. В их семье было так заведено, что когда отец и муж приходил домой с работы, в квартире стояла мёртвая тишина.- Отец очень устал, и ему нужно отдохнуть, так что в квартире должно быть тихо! – Учила девочек мама. Павел, действительно, очень уставал. Протезы сильно натирали обрубки, что остались от ног, но ни на работе, ни в транспорте, ни на улице, ни где и никому он не мог показать своих мучений и своей боли. Только дома он давал себе волю, выплёскивая наружу всё, что накопилось за день. Домашние, зная всё это, старались не попадаться ему на глаза. Девочки тихо сидели у себя в комнате, а Катя отстёгивала мужу протезы и ставила их в шкафчик. Затем она приносила таз с тёплой водой и мочалкой очень нежно омывала остатки ног. После чего она кормила мужа… Лидочка родилась, когда Мальвине было одиннадцать, а Нине десять лет… Беда ворвалась в их дом как порыв холодного зимнего ветра, который резко распахнув окно, влетел в комнату и, заморозив всех, с шумом вырвался наружу, разбив при этом оконное стекло. А вместе с ним разбились счастье, радость и само понятие справедливости - умерла мама. Умерла как-то сразу. Никогда ни на что не жалуясь и не болея, потому что не было времени у неё на жалобы и болезни… Просто стало вдруг плохо на работе. А пока поняли что это серьёзно и вызвали скорую, она умерла…После смерти мамы отец запил и ещё больше озлобился. Он постоянно на всех кричал и что-то требовал. Однажды Лидочка хотела попросить Мальвину заплести ей косичку. И она , пошла искать сестричку. В их спальне и на кухне Мальвины не оказалось, и тогда Лидочка заглянула в папину комнату. К радости Лидочки Мальвина действительно находилась там, но она было занята. Мальвина лежала на папиной кровати, а сверху на Мальвине лежал папа. Оба они были голенькие, а папа, упёршись руками в спинку кровати, а обрубками ног в перину, качался, словно на качелях над сестрой, которая, как показалось Лидочке, тихо плакала. Вдруг папа как-то странно зарычал и остановился. Лидочка, испугавшись, что папе плохо, забежала в комнату и спросила:- Папа, папочка, тебе плохо?Он поднял голову и ответил:- А ты хочешь, что бы мне было хорошо?- Да, папочка!- Тогда подойди и помоги мне сесть.Лидочка подбежала к отцу. Он, упёршись руками, о её плечики слез с Мальвины и сел на кровать. Мальвина жалобно сказала:- Не надо, папочка, не надо! Она ведь ещё совсем маленькая. Ну я тебя очень прошу?!- А ну заткнись, скотина! Забыла, кто вас всех кормит и поит?! Кто одевает вас, кто ваш отец, а?!- Нет, не забыла.- Тогда сиди тихо и не вякай . А ты, дочка, иди сюда поближе. Вот так, молодец. Скажи, ты знаешь, что это такое? – И он, взяв в руку свой член, потряс им у растерянного личика девочки.- Это писенька – неуверенно произнесла Лидочка. У неё не было никакого интереса к этой штуке. Вот если бы он показал ей куколку или конфетку…- Правильно, писенька. А ты знаешь, что я очень устаю на работе и мне нужна ваша помощь в доме?- Знаю.- А ты знаешь, чем ты можешь папе помочь?- Ну, убирать квартиру, мыть полы, протирать пыль… - Нет, не этим. Если ты хочешь что бы твой папа не болел и не умер, ты должна поцеловать мою писю!Когда он сказал – "Не болел и не умер", у Лидочки всё похолодело внутри, и она чуть не расплакалась. Ведь она не хотела, чтобы папа болел или умер. Она опустила голову и поцеловала папину писю, зажмурив глаза. Она думала, что вот сейчас, после её поцелуев произойдет чудо. Она откроет глазки, а папа уже стоит на своих ножках, которые выросли, после поцелуя… Лидочка открыла глазки, но чуда не произошло. Папа продолжал сидеть на кровать. - Да нет, ты не так, не так надо! Мальвинка, покажи! Ну, кому я сказал! А ты стань здесь, что бы лучше видеть.Мальвина покорно слезла с кровать. Она подошла к отцу и, встав перед ним на колени, опустила голову.- Иди дочка, стань здесь. Отсюда тебе будет лучше видно. – сказал отец, подзывая Лидочку. Она подошла и встала сбоку от Мальвины.- Это надо делать вот так, - продолжал отец, засовывая свой член Мальвине в рот. – Вот видишь, она открыла ротик и взяла его полностью. А теперь она начала сосать. Я сказал сосать – грозно повторил он. - Как сосульку?- наивно спросила Лидочка. - Точно, как сосульку, как леденец. Ты же любишь сосать леденцы и сосульки?- Да, очень!- Ну, так это почти, тоже самое , поняла?- Поняла.- Мальвинка, пошла вон! Иди уроки делать!Мальвина, опустив голову, выбежала из комнаты.- А ты, доченька, давай, пососи свою сосульку, а папочка тебе потом конфеток купит.- И Мальвине с Ниной тоже?- Ну конечно и им тоже, давай!Лидочка присела на корточки и открыла свой маленький ротик, в который отец тут же попытался засунуть свою писю. Но она была настолько толстой, что заполнила весь рот девочки.- Только зубами, зубами не скреби. Просто соси и всё! – объяснил ей отец.Лидочка стала сосать его писю, словно сосульку. Обхватив её кольцом губ. Но в отличии от сосульки папина пися имела запах и странный вкус. Лидочка продолжала сосать его писю, как вдруг из неё, из папиной писи, струя какой-то солёной жидкости ударила ей в горло, от чего Лидочка чуть не подавилась. Она закашлялась и хотела уже побежать в туалет и выплюнуть это, но папа схватил её за руку:- Нет, что ты! Это нельзя выплёвывать, это же очень полезно! Да, это сок жизни! Давай, давай, глотай. – И Лидочка проглотила.- Ну, вот и умница! Будешь каждый день приходить и помогать папочке?- Буду.- А я тебе, ну вам, конфет куплю и пряников!С тех пор Лидочка ежедневно помогала папе, отсасывая его сок жизни, а он угощал её конфетами. Постепенно она втянулась и уже не ждала, когда он её позовёт, а сама походила и делала всё как нужно. И главное что у неё не было совсем отвращения, а наоборот, ей это очень нравилось. Причем с каждым разом она делала это всё лучше и лучше. Однажды в садике на тихом часе, когда все детки спали, Лидочка просунула голову под одеяло Игорька, их кроватки стояли вплотную, и стала сосать его писю, которая была совсем маленькой и почти не увеличивалась… Прошло два года. Лидочка училась в первом классе. О её умении делать минет, передавали, что называется из уст в уста. И не было такого мужчины, которого она не смогла бы довести до оргазма. Но вот однажды, когда Лида пришла из школы домой, она услышала, что кто-то шепчется на кухне. Она тихонько подошла к приоткрытой двери. Из-за которой доносились голоса Мальвины и Нины.- Всё, хватит, сколько можно терпеть?! Нет, я не буду, как ты рисковать здоровьем из-за этой скотины, этого безногого животного. Я на аборт не пойду, я в милицию пойду! – плакала Нина.- Ну что ты, успокойся. Да он скотина, да животное, но он ведь наш отец!- Отец?!! Ты кого отцом называешь?! Этого паука?! А кто маму в могилу загнал, кто нас с тобой, как уличных шлюх , трахает? Да кто, наконец, из Лидки вафлёршу сделал?!- Но его же посадят.- Да, посадят! Его не в тюрьму, а на кол сажать надо! Ты посмотри на меня, - мне нет и семнадцати, а я уже вся раздолбана . А ты знаешь, что я постоянно в трусы вату подкладываю. Нет, не при месячных! У меня же из жопы постоянно говно течёт, благодаря тому, что папочка меня очень любит, особенно в зад!.. В общем, так - я пошла в ментовку. Он вернётся, скажи ,что я у Светки уроки делаю, а ты разденься и ложись под него, только Лидку убери в комнату, поняла?- Хорошо, я согласна!Выходя из комнаты, Нина наткнулась на Лидочку, которая ,ничего не понимая, стояла в коридоре.- А Лидка. Ты давно здесь стоишь? Подслушивала?! Эх ты.- Нет, что ты, что ты! Я просто так, я в туалет шла.- Я ухожу, скоро буду, а ты можешь пойти поиграть во дворе, хочешь? - Да! – ответила Лидочка и они вместе вышли на улицу.. Лидочка каталась на карусели, когда к их дому подъехала милицейская машина. Из неё вышли четверо милиционеров, которые зашли в их подъезд. Лидочка хотела бежать за ними, но её остановила Нина.- Не ходи домой, - сказала она, - давай посидим вместе на скамеечке…Где-то, через полчаса, из подъезда вышли милиционеры, а вместе с ними папа. Он громко ругался, проклиная всех. Лидочка, вскочив со скамейки, подбежала к нему.- Папа, папочка, куда ты?- Я люблю тебя дочка! Слышишь, я люблю тебя! Крикнул он из милицейской машины, которая, быстро отъехав от дома, скрылась за углом. Больше папу они не видели. Говорили, что он не дожил до суда, повесившись в камере… Потом к ним домой приходила какая-то тётка из милиции и долго разговаривала с девчонками. А ещё через месяц Лидочку забрала к себе тётя Мила, которую Лидочка быстро полюбила. Ей хорошо было у тёти Милы, которая никогда не кричала на девочку и была очень доброй… После школы Лида закончила мед училище и устроилась работать на завод "ЭВМ" в медпункт. Но , по видимому, привитая ей отцом любовь к оральному сексу, сидела так глубоко, что уже ни чем её нельзя было заглушить. И в школе, и в училище Лида занималась оральным сексом , доставляя мужчинам наслаждение. Завод не стал исключением. И поэтому у медпункта всегда толпились мужчины в ожидании скорой медицинской помощи. А она знала о мужчинах всё. По вкусу и запаху спермы она , практически безошибочно научилась определять что ел мужчина до контакта с ней. Она, без преувеличения, была настоящим специалистом в оральном сексе и могла бы запросто защитить докторскую диссертацию о члене… Сколько их прошло через её рот и руки не могла сказать точно даже она сама. Да, их было много, очень много, но не было ни одного похожего в точности на другой. Каждый хоть чем-то, но отличался от других. Были и длинные, и короткие. Толстые и худые. Ровные , и загнутые в сторону. Плоские , в форме эллипса, и круглые в диаметре. С маленькой головкой и с такой огромной, что едва залазила в рот. Расширяющиеся к головке , или наоборот, клинообразные, широкие у основания и сужающиеся к головке. Гладкие , и с выпуклыми по всему стволу венами. С маленькими яичками, и с огромными, каждое из которых было размером с кулак хозяина… Но главное, главное в том, что она делала минет, не только из спортивного интереса, нет! Главное, что ей самой это нравилось…Лидия Павловна стояла у открытого окна и смотрела куда-то вдаль. А Сашка, лёжа на кровати, вспоминал их разговор, прикосновение её мягких и нежных рук, её голос и то, как она ему делала "это". И он чувствовал, что какое-то новое чувство просыпается в его сердце. Ему было так хорошо, что хотелось смеяться и прыгать по комнате. Он ещё не знал, что зовут это чувство – любовь.- Никольский! – вдруг услышал он знакомый голос, - Никольский, здравствуй! Мы вот пришли тебя проведать и завтрак принесли. Ну конечно. Кто ещё мог так не вовремя появиться, помешав ему мечтать? Конечно это было Кулакова, которая стояла в дверях. Вместе с ней пришла Галя Пятёркина. Она держала в руках поднос, с завтраком … Сашка решил отвадить их ,приходить к нему. Он аккуратно , что бы не заметили девчонки, снял с себя под одеялом трусы и спрятал их под подушку. Потом он, изобразив страдание на лице, простонал:- А это вы, девочки?! Спасибо что пришли, проходите. Ох, как больно!Девчонки прошли в комнату. Пятёркина поставила поднос на тумбочку, а Кулакова подошла к Сашке поближе.- А что у тебя болит? У Гали мама врач, так что мы сможем тебе помочь, или что посоветовать! - Да, да, спасибо! Ох! Просто после укола у меня всё тело онемело. Помогите мне, пожалуйста, перевернуться на бок.- Конечно, конечно! – встрепенулась Кулакова и стала поворачивать Сашку лицом к стенке и соответственно спиной к ним. Сашка со стоном перевернулся, зажав при этом между ног одеяло так, что, когда он оказался на боку, спина и попа его оголились.- Да он без трусов! – услышал Сашка шепот Пятёркиной.- Вижу. Тихо ты, а то услышит! – ответила Кулакова.- А может тебя лучше перевернуть на другой бок, а то от стенки ведь холодом натянуть может, правда Галя?- Да, конечно может!- Но вам ведь тяжело со мной тут возиться?! Я уж так потерплю. – ответил Сашка, предвкушая дальнейшие события. Девочки аккуратно стали разворачивать его на левый бок, но Сашка, уже проверенным приёмом, придержал одеяло так, что ,когда его перевернули, он оказался накрыт только наполовину, то есть сверху. А вся его левая часть туловища и нога остались без одеяла. Руки он тоже держал под одеялом. Пятёркина не присутствовала в первый день в спальне девочек при Сашкином раздевании и поэтому о его "достоинствах" знала только по рассказам девчонок. И поэтому ей очень хотелось самой увидеть то, о чём так много болтали другие.- Ой, шнурок развязался! – сказала она и просев на корточки, делая вид, что завязывает его, сама пыталась заглянуть под Сашкино одеяло.Сашка, аккуратно взяв меня рукой, стал высовывать мою головку из-под одеяла. Глаза Пятёркиной округлились. Она, испуганно отшатнувшись, плюхнулась на пол. Сашка, отпустив меня, тихонько потянул одеяло вверх, и я полностью вылез наружу. Пятёркина с нескрываемым интересом смотрела на меня. Решив, что спектакля на сегодня хватит, Сашка сказал, что плохо себя чувствует и хочет спать. Девчонкам ничего не оставалось, как уйти. А Сашка действительно заснул. И снилось ему, что плывёт он в огромной лодке по морю, рядом с ним Лидия Павловна, Лидочка. Она нежно обнимает его, и они смотрят в голубую даль моря. И так легко и хорошо на сердце. А она ласково гладит его по голове и говорит:- Просыпайся, просыпайся мой герой! Сашка улыбнулся во сне и открыл глаза. Перед ним стояла Лидия Павловна.- Пора укольчик сделать. Давай-ка, ложись на живот.Сашка покорно перевернулся на живот. Но сейчас ему уже не было страшно. Сейчас он вообще ничего не боялся. Лидия Павловна откинула одеяло. - Как, ты что же спишь без трусов? Надо спать в трусиках и снимать их только при необходимости, понимаешь? Это гигиеничнее… Вот и всё, можешь одевать свои трусики. Сашка перевернулся на спину, умоляюще посмотрел на Лидию Павловну. Та рассмеялась:- Что, хочешь ещё разок?! А ты будешь себя хорошо вести? Обещаешь доктору слушаться и лечиться? И она стала сосать меня. Делала она это уже по-другому, не заглатывая полностью, о взяв в рот только головку. Она то засовывала её, то, словно выплёвывая, выталкивала языком, но ловила , останавливая кольцом губ… Неожиданно для себя Сашка очень быстро кончил на этот раз. Ему стало неловко, и он покраснел.- Ты чего, расстроился, что так быстро кончил?! Не бери в голову! Это зависит только от меня, понимаешь?! Я сама регулирую и могу сделать, что мужчина долго не сможет кончить, а захочу – кончит через десять секунд! Так что лежи, отдыхай, набирайся сил и поправляйся… Тут они услышали, что кто-то стучит в дверь. Лидия Павловна вышла из комнаты. А Сашка , лёжа в кровать, продолжал мечтать, в продолжение своего сна. Вдруг дверь в палату отворилась и снова вошла доктор. Но на этот раз она была не одна, рядом с ней стоял худенький мальчик на вид лет десяти. Он был маленького роста и бледный. Ему явно нездоровилось. - Проходи, проходи. Вот твоя койка, располагайся. Надеюсь вы подружитесь. – сказала Лидия Павловна выходя из палаты.- Петя. – протягивая худенькую ручку, сказал мальчик.- Саша. Ты чего, тоже заболел?- Да, у меня давление низкое. Это с рождения так, сердце слабое. А я тебя знаю, вернее видел, как ты на родительском собрании стихи читал. Мне очень понравилось, ты молодец.- А чего там, ерунда!- Не скажи! У тебя явные способности к искусству, это сразу видно.- Что видно?- Что ты неординарная личность. А таким как ты в жизни тяжело. Потому что ты отличаешься от других.- Да брось ты, я такой же как и все. И всё у меня такое же как у всех, понял? – начинал злиться Сашка. Его злило всё: и то, что так не вовремя заболел этот мальчик, и что его положили к Сашке в палату, и что он, Сашка не совсем понимает его мудрёные выражения…- Ты зря сердишься. Я же не виноват, что заболел, и меня положили к тебе в палату. Но я тебе мешать не буду. Если хочешь, я вообще буду всё время молчать, как будто меня здесь нет. - Да пожалуйста говори сколько хочешь, что я тебе начальник , что ли?- Ты знаешь, я давно хотел с тобой познакомиться. Мы ведь с тобой родственные души.- Чего? Какие души?!- Родственные, да. Вот смотри – ты любишь поэзию. И не просто любишь, ты чувствуешь стихи и те эмоции, которые в них вложил автор. Мне кажется, что ты и сам будешь писать хорошие стихи…Сашка, уже успокоившись, внимательно смотрел на этого тщедушного мальчика. Его худенькое тельце вызывало жалость. Казалось, что в нём не было совсем силы. Но глаза! Глаза этого мальчика загорались, когда он начинал говорить. И в его взгляде чувствовалась такая сила, такая энергия души, которая притягивала собеседника. Но стоило Пете замолчать, как глаза потухали, и его взгляд становился беспомощно тоскливым, как у загнанной в угол собаки, которую хотят бить палками.- А тебе, сколько лет, Петя?- Двенадцать. Что, выгляжу лет на десять? А, мне все это говорят. И дистрофиком обзывают, но я не обижаюсь. Что с них возьмёшь, дети!- Ну а ты старик, что ли? Так говоришь, как будто полжизни прожил, и всё в жизни повидал. – Рассмеявшись, сказал Сашка. Петя ничего не ответил. Он молча посмотрел на Сашку и лёг в свою кровать, укрывшись одеялом с головой. Сашке стало как-то не по себе от его взгляда."И что я на него наскочил! – думал он, - ведь я о нём совершено ничего не знаю. О его жизни. Может он в свои двенадцать лет уже многое испытал и прошел ." – Думал Сашка, а Петя тихо лежал под одеялом и думал о своей жизни…Николай Иванович Пименов был человек солидный. Его возраст и положение в обществе позволяли ему иметь большой живот и лысину. В городе его знали, но не все уважали. Хотя самому Николаю Ивановичу это было абсолютно безразлично. Пост, который он занимал, позволял и прощал ему многое, потому что Николай Иванович Пименов был первым секретарём обкома партии. А это значило – царь и бог в своей области. Плакаты с изображением рабочего, лицом, очень похожего на Николай Ивановича, висели по всему городу и призывали народ внедрять в жизнь решения последнего съезда КПСС. То есть, стремиться работать больше, а жить лучше. Сам Николай Иванович был полностью согласен с решениями партии, особенно со второй частью призыва – жить лучше. Для этого он прилагал, можно сказать, титанические усилия…В пятидесяти километрах от города на юго-запад, в государственном заказнике, благодаря личной инициативе товарища Пименова, был построен двухэтажный дом. С большой покатой крышей и резными коньками, в стиле русских народных теремов, словно из сказки. Его так и прозвали – терем. Дом этот стоял на холме, под которым в низине, ровное как стол, красовалось озеро, в котором водилась разная, даже самая редкая рыба. А рядом с озерцом была срублена банька, чуть-чуть уступающая по размерам терему. Вся эта сказка была окружена таким же сказочным лесом, который, в свою очередь, был охвачен высоким бетонным забором. Надо сказать, что Николай Иванович был натурой творческой и не любил формального подхода. А потому, соблюдая законы жанра, и весь обслуживающий персонал обрядил в соответствующие этой сказочной эпохе костюмы. И именно в своём тереме он принимал высоких гостей из ЦК и других нужных ему людей. Причем если гость приезжал в Теремок впервые Николай Иванович в душе наслаждался произведённым на того эффектом. Внутренний интерьер терема соответствовал эпохе. Посредине огромного зала стоял большой дубовый стол, на котором были установлены серебряные подсвечники со свечами. Другие старинные подсвечники были закреплены на стенах. Свет от свечей и мерное потрескивание дров в камине придавали особый колорит. В промежутках между подсвечниками на стенах висели бронзовые щиты и старинное оружие, а так же чучела животных и птиц… Шокированного этой красотой гостя усаживали на кресло-трон во главу стола. И тогда Николай Иванович спрашивал: "А не хочет ли дорогой гость перекусить с дороги?" И, услышав утвердительный ответ, тожественно три раза хлопал в ладоши. И тут же в зал влетали одетые в прозрачные тоги юные красавицы. Они были тщательно подобраны по росту, фигуре и цвету волос одна к одной. Порхая, словно бабочки, вокруг гостя, они подносили к столу блюда с красной и чёрной икрой, салаты и прочие закуски. Всё это действие сопровождалось музыкой и пением хора мальчиков, которые располагались чуть в стороне и одеты были в такие же тоги. Потом в зал торжественно вносили молодого поросёнка, обжаренного на огне и большого осетра. Запотевшая в холодильнике водка устанавливалась в последнюю очередь на стол. Ассортимент подбирался под гостя согласно его пристрастиям и рекомендаций врачей. Но практически всегда на столе присутствовали солёные огурцы, квашенная капуста и маринованные грибочки … Но самое главное было в том, что все юные феи, обслуживающие застолье были без нижнего белья. Да, да! На них не было ни трусиков, ни лифчиков. И поэтому, когда они бегали, а они перемещались по залу именно так, их грудки, словно мячики, радостно прыгали в свободном покрое тоги. Когда же девочки нагибались, как бы случайно уронив на пол что-то , причём именно напротив гостя, их коротенькие юбочки открывали его взору молодые и аппетитные попки … Если же гость имел нетрадиционную сексуальную ориентацию, ему подносили мальчики из хора… Одним из этих мальчиков был Петя Снегирёв. В семье Петя был третьим ребёнком из пяти, рождённых его мамой на этот свет. Причём все дети у неё были от разных мужчин, потому что Екатерина Авдеевна Снегирёва была женщиной любви обильной. Нет, упаси Боже! Она не была блядью. Просто Екатерина Авдеевна верила в счастье и в любовь, а главное – искала отца своим детям. И любовь приходила к ней то в виде одного, то в виде другого мужика, который пожив у этой измученной жизнью, несчастной женщины пару дней и, насладившись её любовью, так и не ответив взаимностью, исчезал. Иногда прихватив что-то, наверное, на память, из квартиры Катерины, которая потом плакала ночь напролёт. Нет, не за украденные вещи. Она плакала из обиды за свою, так и не сложившуюся жизнь, за детей, не знавших отцовской ласки, да мало ли… Петенька родился недоношенным и слабым. Врачи говорили, что ей остаётся надеяться только на чудо. И чудо произошло. Он не просто выжил, отбиваясь от костлявых пальцев смерти своими маленькими ручонками, но и рос как травинка в степи, сгибаясь под порывами ветра и снова выпрямляясь, словно говоря всему миру – "Я живу! Слышите, я живу!" И природа наградила его за упорство, одарив сильным и чистым голосом. Учитель пения в школе, заметив безусловный талант у мальчика, настоятельно порекомендовал Екатерине Авдеевне перевести сына учиться в музыкальную школу.- Поверьте уж мне, старому учителю, у мальчика талант! Талант, который даётся людям как дар божий. Пройдёт время и мальчик станет знаменитым, или я не Семён Маркович!..И Петю перевели в музыкальную школу. Учёба ему давалась легко. Причём его влекла не только музыка, ему очень нравилась история и литература. А ещё Петя сам пошёл и записался в дом Пионеров в кружок танца и в хор. Именно после прослушивания хора в Доме Пионеров, Петя и был отобран каким-то строгим дяденькой, которого почему-то все старшие так боялись, в хор мальчиков для особых и торжественных мероприятий… Первая репетиция этого хора проходила очень странно. Ребят, а их было восемь человек, привезли в какой то пригородный санаторий на автобусе и отвели в комнату. Затем к ним вышла пожилая женщина в белом халате, а с ней тот самый строгий дядя. Женщина сказала, что она доктор, и зовут её Юлия Николаевна, и попросила ребят раздеться до трусов и выстроиться вряд. Затем она, вместе с дядей, зашла за ширму и стала звать по очереди для медосмотра. Петя слышал, как каждый из ребят, уходящих к ней на осмотр, через какое-то время вскрикивал. "Наверное, уколы делают ." – Подумал он. Но тут подошла его очередь и он зашёл за ширму. - Так, фамилия и имя? – спросила женщина.- Снегирёв Петя. - Петя?! Очень хорошо Петя. Ну, давай осмотрим тебя, Петя. Снимай трусики. Петя покорно снял трусы, а она, проверив его голову, прощупала гланды, живот. Потом она взяла рукой его писю и, оттянув крайнюю плоть, оголила головку. Затем потрогала яички и велела повернуться задом и согнуться, облокотившись на тумбочку, раздвинув ноги. Петя всё сделал, как она просила и вдруг почувствовал резкую боль в попе, как будто что то вошло в неё. А это Юлия Николаевна, когда Петя повернулся к ней задом, левой рукой развела половинки его попы в стороны, и надавив на анальное отверстие указательным пальцем правой руки, быстро вогнала его вовнутрь. Петя вскрикнул от неожиданности и боли. Доктор, подержав несколько секунд палец в попе мальчика, вытащила его и велела надеть трусы и пройти в соседнюю комнату. Петя , войдя в комнату, сел на стул к столу, за которым сидели другие ребята из хора. Его попа болела, но терпимо. Через несколько минут , в комнату зашла Юлия Николаевна с последним мальчиком. - Ну что же – начала она. – Сегодня у нас будет первое занятие. Но прежде чем начать, я хочу вам, что- то объяснить. И так вы будете петь в хоре. Но это не простой хор. Ваш хор будет выступать перед очень важными людьми, а это большая ответственность! За каждое такое выступление вы будете получать по пять рублей и подарок, каждый! Согласны? - Согласны! – дружно прокричали в ответ ребята, радуясь такой удаче.- А если согласны, вы должны много , много работать и терпеть. Ведь такие проверки как сегодня я буду делать вам на каждом занятии. Или может кому-то неприятно, что я ему лазила пальцем в попу? И он не хочет петь в хоре и получать подарки?- Нет, приятно! Значит, начнём первое занятие. Перед вами на столе резиновые палочки. Возьмите их. У каждого из вас есть блюдце с мёдом. И мы сейчас поиграем. Вы должны съесть весь мёд. Есть его надо, макая палочку в блюдце ,и облизывая. Да, совсем забыла! Кто первый съест свой мёд получит дополнительный подарок-приз, один рубль! Но помните – есть мёд можно только с палочки. Или облизывая её, или вставляя в рот, как мороженое эскимо. За правильное облизывание , я буду давать пять копеек, а за правильное взятие в рот – десять! Ну что, готовы? Начали! И ребята, схватив каждый свою палочку, начали макать их в мёд и слизывать его с них. Некоторые сразу вставляли палочки в рот и начинали сосать. Петя не отставал от других. Он и тщательно облизывал свою палочку, высовывая язык, и словно сахарного петушка, обсасывал, вставив в рот. Палочка была длинной и довольно большого диаметра, но не настолько что бы не поместиться в мальчишеском ротике… Выиграл это соревнование мальчик ,по имени Вася. Он довольный сидел на стуле, положив руки на стол, где лежали заработанные им в первый раз в жизни деньги. Напротив других ребят тоже лежали пятаки и гривенники. Несколько монеток получил и Петя. - Молодцы! А теперь встаньте и разбейтесь на пары. Сейчас будет другое задание. Как вы знаете, человек имеет голосовые связки, которые и помогают нам говорить, а главное петь! Но вы так же знаете, что всё в организме человека взаимосвязано. Вы вот только что ели мёд – это смазка для связок. А теперь мы попытаемся воздействовать на них через одну точку, которая расположена в попе. Возьмите свои палочки и смажьте их вазелином. Это должны делать первые номера. А вторые номера должны опуститься животом на стул и опустить голову. Вот так. Теперь первые номера, смажьте дырочку в попе у своего партнёра и, большим , и указательными пальцами левой руки, раздвиньте половинки. А теперь правой рукой тихонько вставляйте палочку в попу. Сильно давить нельзя. Я же сказала – тихонько!Петя был первым номером и старался делать всё по инструкции. Он обильно смазал и палочку ,и отверстие в попу. Потом тихонько развёл половинки и, мягко надавливая, стал вводить палочку в попу товарища. Тот дёрнулся и вскрикнул, но палочка уже вошла. Петя не знал, как глубоко нужно вводить палочку и что делать дальше. Но тут к нему подошла Юлия Николаевна. - Молодец. Главное очень нежно и аккуратно всё делать. Теперь , немножко покручивая палочку, вводи её дальше. Вот так. Но не просто вставляй, а вперед, назад. Вперёд, назад. Понял?Петя всё понял и продолжал работать палочкой. Его напарник, опустив со стула голову и руки, тихо постанывал. Тут раздалась команда и перемене позиций и Петя, вытащив свою палочку из попы мальчика, опустился на стул… Домой он пришёл довольный. Ещё бы, мало того, что принёс немного денег, так ещё и подарок. В подарочном пакете лежала пачка сахара, банка сгущёнки, печенье, вафли и конфеты… Да, у него ныла попа и низ живота , но зато он будет петь в настоящем хоре. И не каком-нибудь там школьном, а в городском для важных гостей города… Через полгода, таких репетиций, все мальчики умели не только хорошо петь, но и мастерски облизывать и обсасывать всё что угодно. А что угодно, они узнали очень скоро… В этот раз им объявили, что сегодня не будет репетиции, а наоборот, очень ответственный день. Потому, что приезжает очень важный человек сверху, и нужно будет петь. И ,что, если всё пройдёт хорошо и к хору не будет замечаний, каждый из ребят получит по десять рублей … Радости мальчиков не было предела. Всю дорогу в автобусе они пели весёлые песни. Им очень хотелось понравиться высокому гостю.. Ребят привезли не в тот санаторий, где они всё время репетировали, а в другое место. Ехали дольше, но затем через КПП автобус проехал в лес. Через десять минут они подъехали к большому деревянному дому, точь ,в точь как из сказки. Ребята как завороженные, смотрели на него… Потом Юлия Николаевна провела ребят в дом и они спустились в подвальное помещение. Там было много комнат и сауна с бассейном. Ребят завели в одну из комнат. Юлия Николаевна велела всем раздеться и идти в душ. После душа ребятам выдали форму. Это были странного покроя рубашки, которые внизу превращались в юбки. Материал, из которого были сделаны тоги, так назвала их Юлия Николаевна, был абсолютно прозрачный, а сами тоги были настолько короткими, что юбочки едва прикрывали попы. Переодевшись, ребята весело подшучивали друг над другом, задирая у соседа юбку, и оголяя его зад. Потом их вывели в большой и красивый зал на первом этаже. Ребята встали своей обычной расстановкой и , в ожидании высокого гостя, внимательно смотрели на двери. Юлия Николаевна сидела рядом на стуле… Вдруг, двери отворились и в зал вошли несколько человек. Двое из них были совсем пожилые, а трое других, помоложе . Они расселись за столом и стали о чём-то разговаривать. Затем один из молодых посмотрел на Юлию Николаевну и , кивком головы, подал ей знак. Она тут же встала , и сказав ребятам "Ну с богом!" дала команду начинать. Хор пел. Солировал Петя. Вначале его голос немного дрожал от волнения, но уже со второго куплета он успокоился… Гости, казалось, совсем не слушали пение хора, продолжая и чём-то спорить. Когда песня закончилась, всё тот же молодой гость сделал знак рукой Юлии Николаевна, и она сказала Пете: - Молодец, хорошо солировал. Иди к гостям, они хотят тебя наградить! – Петя радостно улыбаясь вышел из построения хора и подошёл к гостям, которые, не обращая на него внимания, продолжали свой спор. Тут всё тот же молодой человек подозвал Петю. Он внимательно оглядел мальчика и сказал:- У тебя хороший голос. Ты хочешь получить подарок? -Хочу! – ответил мальчик. - Тогда подойди вон к тому дяде, расстегни ему брюки и пососи его писю. - Как это пососи? – в недоумении спросил Петя. - А как вы палочки сосали на занятиях, точно так же и писю, понял? Или ты больше не хочешь петь в хоре и получать подарки и деньги?! Давай, давай. Он не любит, когда его заставляют ждать! Ну?! – Петя нерешительно подошёл к тому пожилому мужчине, на которого указал молодой. Мальчик понимал, что сейчас происходит что то очень важное в его жизни, что он делает, что -то не то. Но уходить из хора и лишаться подарков и денег, которые очень поддерживали его семью, где работала только мама, он никак не мог. Петя присел на корточки напротив гостя и стал расстёгивать ему брюки. Потом он достал член старика, который продолжал разговаривать, словно ничего не происходило. Член был небольшого размера, по сравнению с учебной палочкой, но толще её и мягкий. А ещё от него сильно пахло потом. Пете был неприятен этот запах, но выбора не было. Мальчик, зажмурив глаза, вставил член себе в рот и начал сосать, как делал это на занятиях с палочкой. Тут же он почувствовал ,что руки старика опустились ему на голову и стали водить её к себе, от себя и обратно. Хор пел новую песню, а Петя продолжал сосать член старика. Вдруг кто-то сзади откинул юбку на спину и Петя почувствовал, что чьи-то сильные руки держат его за бока и что-то пытаются вставить ему в попу. Мальчик хотел отмахнуться левой рукой, но упёрся в чьё-то тело. Кто- то вводил ему в попу свой член! Продолжая сосать член старика, Петя чувствовал, как другой член, вонзаясь ему в попу, уверенно продвигается вперёд и заполняет её. Мальчик плакал. Слёзы текли по его щекам и попадали в рот, заталкиваемые членом старика. Нет, он плакал не от боли. Ему не было уже больно, после стольких занятий с палочками. Он плакал от обиды. Обиды за себя, за жизнь, за всё ,что сейчас происходило. А происходило вот что: Юлия Николаевна послала ещё несколько ребят из хора к гостям, которые бесцеремонно ставили ребят в позы и имели, кто в рот, кто в попу. Но Петя уже ничего не слышал и не видел. Он словно находился вне своего тела. И ему казалось, что всё это происходит не с ним, с Петей, а с каким-то другим мальчиком… Потом, когда всё закончилось и ребята, помывшись в душе, оделись в свою одежду, у каждого в кармане лежало по пять рублей, а в автобусе на сиденьях лежали пакеты с продуктовым набором, в котором сегодня были еще и кусок колбасы и сыр. Ребята догадывались, что сегодня была только репетиция, что и подтвердила Юлия Николаевна. Когда автобус тронулся ,она объявила: - Вы молодцы! Отлично. Все получают оценку – отлично! Ну, вы понимаете, что это было только репетиция. Настоящий экзамен у нас будет скоро. Так что настраивайтесь. А пока всем спасибо!Петя долго не мог уснуть, переворачиваясь с боку на бок на своей раскладушке. Он думал о том, как быть? Но уходить из хора не хотел. "Да, это некрасиво, это нельзя делать! – думал но, - Но ведь это наше личное дело. Да и в принципе в чём- то даже приятное!" И он вспомнил, что когда его имели в попу, член его, Петькин, тоже встал и возбудился. "Зато я семью кормлю, - продолжал думать он, - А , кто ещё о них позаботится? Всё, хватит, решено!.." А потом, были настоящие, высокие гости. Но не все хотели мальчиков из хора. Многие имели девочек, которые обслуживали гостей, принося еду и питьё. С той маленькой сцены, на которой располагался хор, Петя хорошо видел всё происходящее в зале. Однажды пьяные гости заставили его, Петьку, совокупиться с одной девочкой из обслуги. Делая это, первый раз в жизни с девочкой, Петя на удивление легко проник ей во влагалище, которое было свободнее анального отверстия. Петя был разочарован этим контактом и поймал себя на мысли, что с мужчиной или мальчиком ему было намного приятнее иметь контакт… Сашка и Петей , сидя на Сашкиной кровати, оживлённо беседуя, играли в шахматы. - О, привет больной! Отдыхаешь всё? – услышал Сашка знакомый голос и повернулся к окну. На окошке сидели Пеца и Кула. Вдруг Пеца уже без улыбки произнёс: - А что этот пидор тут делает? – и он посмотрел на Петю. - Он не пидор! – ответил Сашка, разозлившись. - Не надо, Саша. – тихо сказал Петя, слезая с кровати.- Я пойду, лягу к себе, что бы вам ни мешать.- Во-во! Заройся там, в одеяло и, что - бы тебя не было ни видно, и не слышно! – гаркнул на него Пеца, слезая с подоконника. Они подошёл к Сашке и, пожав ему руку, сел на кровать.- Всё идёт по плану. Плёнка уже в работе у Сёминого братана . Обещал в следующее воскресенье привезти фотографии. Так что давай, побыстрее , выздоравливай. Мы тут уже имеем один план мщения, потом расскажем тебе подробности. Операцию решили провести на Зарнице. Они, суки, нас ещё узнают! Тут дверь в палату открылась и вошла Лидия Павловна.- Это что такое? – строго сказала она, - почему посторонние в палате?! У нас карантин и посторонним вход воспрещён! А ну, быстренько покиньте помещение.- А чё, мы не можем друга навестить?!- Быстро, кому я сказала?!Пеца, пожав руку Сашке, подошёл к окну, с которого только что спрыгнул Кула. Он, не спеша перелез через окно и спрыгнул на улицу. Лидия Павловна подошла к окну и закрыла его на шпингалет. - Нечего им тут делать, - сказала она . – а вам, друзья, пора принимать лекарства! – Она дала Сашке и Пете по таблетке и, убедившись, что ребята их проглотили, вышла из палаты. Петя сел на своей кровати. Сашка очень хотел его спросить, но не знал как начать.- Скажи. Скажи, это правда? Ну то, что он сказал?!- Ты знаешь, я тебе очень благодарен за то, что ты за меня заступился, спасибо. Как писано в Библии – "Не судите и не судимы будете!"- Ты читал Библию?!- Да, но не до конца и не всё понял. Но главное что я понял – надо быть человеком. Не делай другим то что не хочешь чтобы делали тебе. Там очень много правильных слов и советов. Вот смотри – ты любишь женщин, и женщины любят тебя. Да, да, да! Я это вижу и чувствую. Тебе хорошо с ними. Ты их чувствуешь и понимаешь. А я чувствую и понимаю мужчин. Ты просто не знаешь, что ни одна женщина не доставит тебе столько удовольствия сколько мужчина. Но я не пидор. Просто у меня другие интересы в сексе. Ну, вот ты. Ты не станешь осуждать или ненавидеть человека только за то, что тебе нравиться бутерброд с колбасой , а ему с сыром?!- Но ведь они… То есть вы, вы же делаете это в попу и берёте член в рот!- А ты что никогда не давал в рот девушкам? Тебе что, не было приятно?!- Было, но это же она сосала у меня.- А ты не заметил что и ей приятно, очень приятно!- Да.- Ты говоришь, что мы делаем это в попу. А ты знаешь, что это за ощущение?! Когда в тебя входит, нет, врывается член. В первые секунды кажется, что он рвёт тебя на две части, как нож, разрезает натянутое полотно, лишь прикоснувшись к нему. И оно в ту же секунду расходится под его лезвием! Потом ты чувствуешь, как он заполняет тебя. Это ощущение вообще ни с чем не сравнимо. И поверь мне, что придёт время, когда ты станешь относиться ко многим вещам, которые ты не приемлешь сейчас, совершенно иначе…Сашка не стал ничего возражать. В его голове был такой сумбур от всего
Информация