Техас. Сибирь

Автор: Сибиряков | Посмотров: 987 | Категория: Рассказы о приключениях

0
Мы забираем деньги. На лица наши надеты полумаски, как у грабителей в вестернах. Я говорю, чтобы никто не вставал и не пытался звать на помощь. Я меткий стрелок. Самый меткий на диком Западе. И прозвище у меня – Дикий. Ну, или что-то в этом духе. Мы с подругой - грабительницей вскакиваем на лошадей и разгоняем их во всю прыть. Мы – самая известная пара грабителей. Мы лучше, чем Бонни и Клайд. Мы изящней. И мы любим друг друга. Я никогда ее не брошу, если мы попадемся в ловушку. И она никогда не бросит меня.
Все должно было быть так. Но жизнь совсем не такая, как мы ее себе представляем. Все вышло не так. Все вышло совсем не так.

Дмитрий закурил и глянул на револьвер, который сумел таки достать по приемлемой цене. Он зарядил его. Шесть патронов 45-ого. Здесь далеко не Запад. И совсем не 19 век. Это Сибирь. Век 21. Но что из этого? Ничего ведь не меняется! Все остается на своих местах. Это давно известно! Причем всем! Даже гребаным малолеткам.
Он жил один. Ему было девятнадцать. Возраст, как он считал, уже достаточный для важных поступков. Сколько можно жить в нищете?! Жить так, как живет он?! ХВАТИТ! Работать за гроши, одеваться как оборванец, питаться хуже некуда…что уж говорить об учебе и о других странах! О Техасе! О его мечте. Родители его умерли. Да и при них он не был богачом. Но теперь все…
- Я уеду в Техас. На Запад! Вместе с Дашей. Мы лучше всех! Мы лучшие!
Он глянул в заляпанное грязью зеркало. Высокий, худой парень с осунувшимся лицом и громадными мешками под глазами. Под глазами, которые потеряли свой цвет. Какими они были? Он не помнил. Сейчас они были почти что белыми. И очень грустными.
Как и всегда, он плюнул в зеркало. В свое отражение. Слюна потекла по гладкой поверхности, оставляя полосу. Он отвернулся.
Дима нигде не учился. В армию его не взяли из-за потери обеих кормильцев. Да к тому же у него был еще и приличный недовес. А работа Дмитрия была, как он считал позорной. Он был дворником. Еще иногда подрабатывал сторожем. Все деньги уходили на квартплату, еду и…то, что оставалось он, тратил на Дашку. Но оставалось немного. Но она любила его. И он ее тоже. Она была красивой. И он был готов ради нее на все. И она…
Дарья была на год моложе своего парня. Семья ее также билась за выживание. Но у нее были родители. Хотя отец и выпивал, и бывало, уходил в запои, жаловаться девушке было не на что. Родители любили ее. И никогда не поднимали на свое чадо руку. И, конечно же, были против ее отношений с дворником Димой. Особенно против была мама.
- Я люблю ее. Никто нам не помеха! – прошептал Дмитрий. Он снова посмотрел на револьвер.
Если нужно он пустит его в ход. Если кто-то дернется. Ведь он лучший стрелок дикого Запада. А затем они сядут в машину и уедут. Да, все будет так! А на лицах их будут полумаски, как в вестернах.
Никакого заумного плана у Димы не было. Все очень просто: войти в здание Банка, пройти металлоискатель, натянуть на лицо маску и закричать об ограблении. Все! Очень просто и доступно! А металлоискатель это не проблема. В этом поможет Даша. Она пойдет за ним следом. Пистолет будет у нее. Она нейтрализует охранника. Она сможет. А потом отдаст ему ствол, а сама будет набирать деньги в мешок. Он будет держать их всех на прицеле. Когда она закончит, то выйдет на улицу и заведет мотор машины. Потом на всей скорости из Банка выскочит он и прыгнет в тачку. И они уедут. Туда, где их не найдут.
Он заулыбался. Все будет именно так. У них получиться. Они лучше, чем Бонни и Клайд. Они лучшие! Никого не придется убивать. Все будет тихо. А потом Техас.
- Никогда не брошу тебя, Дашка! – сказал он и сжал кулаки. – Мы уедем отсюда. Только ты и я! И больше никого.
Он начал ходить взад-вперед, изредка поглядывая на часы. Скоро должна прийти она. Они проведут в его квартире ночь, а завтра утром сделают это. Ограбят Банк.
Дмитрий не мог думать ни о чем, кроме этого. Кроме завтрашнего дела. Он лег на кровать, та заскрипела. Да, эти скрипы напомнили ему о любви. Он часто занимался здесь любо-вью с Дашей. И кровать всегда скрипела в такт их движениям. Да, они всегда предохранялись, но теперь им не нужно делать этого. Теперь они свободны. И морально, и материально! До это-го осталось совсем немного, так что сегодня ночью они будут совершенно открыты друг перед другом. И, возможно, именно в эту ночь будет зачат их первенец. Но он будет американцем. Будет ковбоем Техаса. Потому что родится он там. Потому что они уедут. Скоро.
- Да, - мечтательно произнес Дима. – Ты станешь моей женой, Даша. У нас будут дети. И все, все, все… что только может быть. Не нужно будет больше выживать. Мы начнем наконец-то просто жить.
Но он не знал, что все люди выживают. Никто не живет просто так.
С такими мыслями он немного задремал и ему приснились родители. Он стоял между отцом и матерью, в руке его был зажат револьвер. А находились они посреди зеленого луга. И Дмитрий знал, что это пастбище. Вот только ни коров, ни лошадей не было. Их окружала пус-тота. Лишь его родители стояли молча. Их глаза были закрыты. И он попросил их открыть глаза. А мама сказала ему, что это его луг. Но он все поймет, когда она откроет глаза. И папа вдруг сорвался с места и начал танцевать какой-то безумный танец. А с небес посыпалось что-то красное, какие-то темно-бордовые точки. Поначалу Дима не мог понять что это, но потом понял – переспелые вишни. И мама открыла глаза. Да только глаз у нее не было. Лишь только темнота пустых глазниц. Дмитрий попятился и закричал, а в ухо ему что-то пиликало. Он закричал громче, чтобы заглушить этот звук… он понял… в дверь звонят. Он проснулся. Весь облитый липким потом.
- Даша.
Дима поднялся с кровати и подошел к двери. Да, это действительно была она. Как всегда красивая. Как всегда, любящая только его.
- Привет…что с тобой? Ты какой-то странный…испуганный что ли? – произнесла она. Она была внимательной. От нее ничего нельзя было скрыть.
- Сон! – ответил он. – Просто дурной сон.
Она взглянула ему в глаза, и он улыбнулся ей. Он любил ее. С каждым мгновением все сильней. И этот взгляд… он делал Дмитрия непобедимым. Он придавал сил.
Даша зашла в квартиру и сняла курточку. На улице стояла осень. Сумку с учебниками и тетрадями кинула на пол. Она училась в техникуме. Но это не важно. Теперь ей это не нужно.
- Есть будешь? – поинтересовался он.
- Да нет, пока не хочу. Димка, ты это окончательно решил? Мне страшно. Уже сейчас колотит, а что завтра будет… боюсь подумать.
- Все будет путем, - он протянул ей пачку сигарет. – На, покури. Успокойся. Я достал ствол. Сегодня.
- Молодец.
Она взяла сигарету и закурила. Ей было немного не по себе. От этой сумасшедшей идеи Димки. Но она любит его. А поэтому пойдет за ним. Куда бы то ни было!
Дмитрий взял револьвер и положил в боковой карман спортивных штанов. Тяжесть пистолета стянула с него трико практически ниже пояса. Это выглядело комично, но Даше бы-ло не до смеха. Нет, отнюдь не смешно!
- Это ограбление! - сказал Дима. – Всем на пол, я стреляю без промаха. И не тянитесь к сигнализации, а иначе распрощаетесь с рукой. Сейф открыли, быстро!!! Девочка моя, набей-ка его зеленью! Я посмотрю за этими жирными свиньями!
Он выхватил из кармана револьвер. Глаза его горели, точно он свихнулся. Так, по крайней мере, показалось Дарье.
- Думаешь это так легко? – спросила она, затягиваясь сигаретой.
- Нет. Но трудного тоже нет ничего. Ты ударишь охранника рукояткой ствола по затылку. Я был там, в этом Банке, там один охранник. Ты сможешь! Пускай он и здоровый, но ты вырубишь его, даю руку на отсечение. Мы сможем, Дашуньчик, сможем сделать это…
Дима бросил револьвер на кровать и подойдя к девушке обнял ее. Потом поцеловал.
- Я люблю тебя, Дима, - сказала она.
- Я тоже тебя, девочка моя. Безумно люблю.
Она посмотрела на него большими, голубыми глазами. Умоляющим взглядом. Но он не понял…или не хотел понять этого взгляда. Лишь поцеловал ее в нос и подмигнул. Отошел в сторону и уставился в окно. И вот тогда она поняла, что не сможет остановить его, не сумеет. И пойдет с ним туда, потому что любит. И может быть у них все получиться. Может быть, небеса будут в тот момент к ним благосклонны.
- Что ты сказала родокам? – он продолжал смотреть в окно.
- Что иду в клуб с друзьями. У нас день группы в техникуме.
- Отлично. Она поверила?
Дарья пожала плечами. Затушила сигарету. Да, наверное, мама поверила.
Дима улыбнулся. Но затем снова стал серьезным:
- А ключи от тачки? Ты взяла?
- Да…взяла. Папа опять в запое, так что он не спохватиться их еще неделю. Все тут как по маслу. А у нас будет так? Все гладко и легко?
Он кивнул. Даже если ловушка, они не бросят друг друга. Никогда.
Ей вдруг захотелось заплакать. Просто так. Заплакать, чтобы он утешал ее. Чтобы говорил на ухо о любви, чтобы покрывал шею поцелуями. Ей хотелось этого. Но слез не было. Они словно высохли… и это испугало ее. Она тут же поняла, зачем хотела плакать. Это было ее последним шансом остановить Диму. Спасти его. Но слез не было. И она смирилась. Ничего уже не изменить.
- Мы сегодня ночью будем совершенно открыты с тобой, - произнес он и повернулся к ней. Девятнадцатилетний мальчишка. Пытающийся казаться старше. Но… его глаза. Они и вправду были намного старше его. Они были седыми.
- Да, - ответила она. – Я люблю тебя. В эту ночь будет зачат наш первенец.
Он засмеялся. Как-то дико и неестественно. И это испугало ее. Она подумала на секунду, что это не Дима. Что это кто-то другой, какой-то темный незнакомец. Но мысль тут же ушла из головы. Конечно же, это он. Ее любимый.
Он перестал смеяться и теперь только улыбался:
- Да и это ключ к победе. Это стимул! Дашка, ради этого мы ограбим, чертов Банк! ДА, ДА, ДА!!!
- Ограбим, - шепотом повторила она и грустно вздохнула.
Часы неумолимо приближали их к развязке.

А потом была ночь любви. И кровать скрипела в такт их движениям.
Лежа в темноте, Даша думала о семени Дмитрия, которое теперь в ней. Они посадили его в почву. Теперь обратной дороги не было. И она расплакалась. Но он не слышал этого. Он уже крепко спал.

Даша закурила и посмотрела на часы. Все. Время вышло.
Дима крутил в руках револьвер. Он все утро молчал. Сегодня он оделся как на праздник. Пиджак и брюки. Галстук и белая рубашка. Он зачесал волосы. Никто бы не отличил его от молодого бизнесмена, пришедшего в банк положить денег на счет. Но он был всего лишь грабителем. Всего лишь…мечтателем.
- Ты одеваться думаешь? – наконец поинтересовался он у Даши.
Она сидела в нижнем белье на кровати и курила. Тоже все утро молча.
- Нам еще нужно у твоего папаши машину взять, - напомнил Дима.
- Помню.
- Так одевайся! Сделаем все это и свалим! По быстрому!
Она глянула на него и принялась одеваться. Ничего уже не изменишь. Она не сможет переубедить его. Руки ее затряслись. Она сумела подавить дрожь. И оделась быстро.
- Подгонишь тачку к подъезду. Я буду ждать. Сильно не шуми. Давай…удачи. Я люблю тебя, помни! Девочка моя!
Он поцеловал ее в губы. Она не ответила на поцелуй, но он и этого не заметил.
И она ушла за машиной. Дима положил револьвер в карман пиджака. Перекрестился. Он лучший. Они лучшие! Все! ПОРА!
Он вышел из подъезда и увидел старенький « Жигуленок», направляющийся к нему. За рулем – Дарья. Она остановилась около Дмитрия, не заглушая мотора. Он открыл дверцу. Сел.
- Ты ведь не оставишь меня? – спросила она, в упор глядя на своего возлюбленного.
- Нет…никогда!
Она еще долго смотрела на него, но он уже отвел взгляд. Он был поглощен мыслями. Был съеден Техасом.
Даша повела машину к выезду из двора.
Она не понимала, зачем делает это. Зачем Дима делает это. Зачем они вдвоем делают это. Ведь они совсем еще дети. Но…назад пути не было. Они зачали ребенка. Теперь дорога была одна. Дорога к Банку.
Даша припарковалась возле семиэтажного здания, красиво отделанного стеклом. Стены из хрупкого материала отражали в себе весь город. И лучи солнца, ударяясь о них, разлетались в стороны. Это был Банк. Полный денег. И они пришли забрать их. Пришли ограбить семиэтажное здание полное народа. Ограбить с помощью одного револьвера. Вдвоем.
- Ты взяла маски? – грустным голосом спросил Дима. Или Дарье просто показалось, что его голос грустный?
- Да…слушай Дима, может это все неправильно? Может, мы не должны делать этого? Это ведь…мы еще слишком молоды…мы еще совсем дети для такого…нас могут…
- НЕТ! – прервал он ее. – Ничего не могут. Все получится, детка! Мы взрослые! Я люблю тебя! Сделаем это! Пять минут и все! Давай маску.
Она протянула ему черный платок. Он повязал его на шею, словно второй галстук. Да-ша сделала тоже самое.
- Дима…
- Нет! Если любишь, пойдешь со мной. Все! Я не хочу выживать больше. Бери ствол!
Он протянул ей заряженный револьвер. Она взяла его, почувствовав вес металла. Да, тяжелый он был. Убийственно тяжелый.
- Помнишь все? – обратился он к ней.
- Да.
Он поцеловал ее. Жарко и страстно. Она ответила. Должна была ответить на этот поцелуй. Потому что любила.
- С Богом, детка!

Он открыл дверцу. И Даша увидела, что Дима держится рукой за лицо. Он не был уверен…но его взгляд…седой…эти глаза…их нельзя было остановить. И она поняла, наконец-то осознала. Как все это серьезно. И, спрятав револьвер в карман куртки, последовала за Дмитрием.


Они зашли в двери банка, не спеша. Осматриваясь украдкой по сторонам. В холе было людно и шумно. Охранник сидел возле металлоискателя и смотрел какой-то журнал. Он был одет в форму цвета хаки и выглядел знающим свое дело профессионалом. Стрижка его была короткой, почти что под ноль.
Даша засунула руку в карман и сжала револьвер. Дима на секунду прикоснулся к ее руке, и это прикосновение ударило Дарью разрядом тока.
« Все кончено, - подумала она. – Все кончено. Теперь по правде!»
Дима прошел сквозь металлоискатель, Даша незаметно подошла к охраннику. Она нервничала, но дрожи не было. Однако она потеряла свою наблюдательность. Ту наблюдательность, которой так гордился Дмитрий. Охранник сидел на стуле, да, все так. Но рядом с ним стоял еще один стул. Пустой. Она не придала этому значения.
Дима обернулся и увидел, что его девушка резким движением достает из кармана пистолет и рукоятью со всего размаху бьет охранника в темя. Кровь из пробитой головы брызжет в лицо Даше. Охранник падает со стула, неестественно раскинув руки.
- ЭТО ОГРАБЛЕНИЕ, МАТЬ ВАШУ! – закричал Дима. – ВСЕМ НА ПОЛ!
Даша проскочила металлоискатель со стволом в руке и сработала сигнализация.
Вой сирены.
Она отдала ему револьвер, и он сразу же направил дуло на работников Банка.
- Никаких движений, уроды! Пристрелю нахер!
Все смотрят ошалевшими глазами. Дима понимает, что забыл надеть маску. Он смотрит на Дашу, та натягивает платок на лицо.
Дмитрий подбежал к стойке, за которой стояли работники Банка, принимающие клиентов, и наставил на них револьвер:
- Где деньги? Говори, а то перестреляю!
- Т-там, - заикаясь, лепечет в ответ работник. – Нужно подняться на пятый этаж. Открыть много дверей, пройти охрану…
- Что ты несешь, урод!!! – заорал Дима и, подняв дуло к потолку вестибюля, спустил курок. Раздался грохот. Револьвер выстрелил. – Я шутить не буду. Давай из кассы греби! Давай зелень, ублюдок!
Краем глаза Дмитрий заметил, что
дверь, находящаяся от него справа, резко открывается и оттуда кто-то выбегает. Вроде бы второй охранник…
- Дима!!! – крик Даши.
Но он услышал этот крик, словно находился сейчас где-то далеко. Все вышло не так. Все вышло совсем не так!
«Надо уходить!» - пронеслось в голове.
Он услышал грохот выстрелов. Пять их было или больше он не знал. Но то, что револьвер выпал из его рук и то, что боль пронзила все тело, он знал наверняка. И попытался закричать. Но теплая, почти горячая жидкость вырвалась из горла вместо крика. И он упал.
- ДИМУЛЯ!!! – завопила Даша и рванулась к упавшему любимому.
- НЕ ДВИГАТЬСЯ, СУКА!!! – закричал охранник.
Она ничего не слышала. Она бежала сквозь холл к неподвижному телу Дмитрия. Он распластался на гладком полу, заливая его темной кровью.
Она бежала к нему. Но для охранника она бежала к оружию. Поэтому он выстрелил.
Что-то кольнуло ее в бок. Можно сказать – ударило. И удар этот был такой силы, что свалил ее с ног. Ей стало больно почти сразу. Кровь теплом разлилась по телу.
- Нет. Все должно было быть…не так…- прошептала она. – Мамочки, мой ребенок!.. Нет…
И сквозь пелену слез и обморока, она увидела…или ей показалось – рука Димы тянется к револьверу, лежащему на уложенном плиткой полу. Его рука, дрожащая, измазанная кровью. Но все же такая красивая. И он почти дотянулся до револьвера, но…почему-то замер. Наверное, решил сдаться. Молодец…

Она очнулась в постели. Сразу же поняла, что в больнице. Перед ней стояла мама. Даша заплакала.
- Дочка, все хорошо.
- Я потеряла ребенка?
Мама отвернулась, смахнув слезу со щеки.
- Мам, что меня ждет?
- Отдыхай, дочка. Тебе нельзя говорить.
- А Дима?! Что с ним!? Я видела…видела он решил сдаться.
- Димы нет больше.
Мама вышла из палаты, а Даша еще долго смотрела ей вслед.
- Техас, - шепотом произнесла она.
И горько зарыдала…
Информация